Реинтеграция во время чумы

Главная / Аналитика / Реинтеграция во время чумы
Сергей ЧЕБАН Кишинев решил воспользоваться пандемией для «жесткой» реинтеграции Приднестровья, рассматривая карантинные ограничения как уникальное окно возможностей, чтобы сделать левобережье более сговорчивым. Тирасполь, в свою очередь, активно сопротивляется удушающим молдавским «объятиям» Бурное развитие событий вокруг приднестровского досье и выяснение отношений между двумя берегами Днестра, судя по всему, не смог остановить даже бушующий по миру Covid-19. Ежедневные новостные сводки пестрят яркими заголовками и взаимными обвинениями. Приднестровское урегулирование постепенно пробирается в топ молдавской информационной повестки, которую на ближайшие месяцы, казалось, полностью вытеснила тема борьбы с коронавирусной инфекцией. Международные участники переговорного процесса, вероятнее всего, сильно удивлены тому, как Кишинев и Тирасполь решили «схлестнуть шпаги» в самый, мягко говоря, неподходящий момент. Участившиеся в последние дни онлайн-конференции Крестины Лесник с зарубежными партнерами, встревоженный неправительственный сектор и молдавское экспертное сообщество — все это призвано создать антураж вынужденной реакции кишиневских властей на противоправные действия приднестровской администрации. Между тем, выглядит это несколько неубедительно. С левобережьем все предельно ясно, а вот к центральным властям партнеры по развитию могут высказать вполне резонные претензии к менеджменту текущей ситуации. Им будет сложно понять, почему столь необходимые в условиях эпидемиологического кризиса ресурсы, в том числе и дипломатические, отвлечены на необходимость купирования очередных «разборок» на Днестре. Руководство страны не теряет надежд воспользоваться возникшей ситуацией в свою пользу и перекроить матрицу взаимоотношений с Тирасполем. В ходе своего вчерашнего интервью молдавский переговорщик Кристина Лесник поспешила объяснить смысл последних действий Кишинева. Она заявила, что закрытие центрального участка молдо-украинской государственной границы является «проработанной и апробируемой на практике моделью для запуска отдельных реинтеграционных механизмов — прежде всего, по линии экспортно-импортных торгово-экономических операций региона». Возникшая за последние две недели новая реальность позволила центральным властям оценить масштабы и специфику приднестровского импорта, а также степень понимания экономическими агентами левобережья правил и процедур согласно законодательству Молдовы. Новые обстоятельства для приднестровского бизнеса были призваны устранить возможные шероховатости и продемонстрировать, насколько безболезненно может произойти введение второй фазы совместного молдо-украинского контроля в пункте пропуска «Кучурган» и осуществление импортных операций в строгом соответствии с молдавским законом. Безусловно, приднестровские политики будут активно противодействовать таким планам центральных молдавских властей. Поэтому на текущем этапе перед Кишиневом стоит важная задача убедить экономических агентов левобережья в тех выгодах, которые они могут приобрести от работы по общим молдавским правилам. Для решения этой важной задачи в условиях пандемии действовать нужно с умом, предельно аккуратно и взвешенно, шаг за шагом демонстрируя гуманистические принципы правительства РМ. Региональный бизнес на левом берегу должен увидеть демократический европейский профиль Кишинева, который в чрезвычайных кризисных условиях дает значительно больше выгод и возможностей для бизнеса и населения, нежели руководство непризнанной республики. Полезно предложить приднестровцам льготные условия и прочие упрощенные режимы, тем самым привлекая их симпатии и закрепляя понимание выгод от полноценной работы в национальном правовом поле. В общем, такой шанс выпадает редко. Однако, у наших политиков снова все получилось как всегда. Уже первые шаги в этом направлении показали, что правительство не имеет системного плана работы с Приднестровьем в условиях пандемии и действует достаточно прямолинейно. Опыт взаимодействия с фармацевтическим сегментом Приднестровья — яркий пример того, как нельзя работать с бизнесом, поскольку все гениальные задумки можно полностью похоронить даже техническими задержками с импортом социально значимой категории товаров. Что в итоге и произошло. За несколько недель Кишинев бюрократическими проволочками не только не завоевал доверие приднестровских предпринимателей, но и подарил Тирасполю целый букет дополнительных аргументов в будущих переговорах по урегулированию. Администрация в Тирасполе также не теряет времени и активно баррикадируется от остальной молдавской территории, установив более десяти дополнительных постов и заградительных сооружений. В этом свете публичные жалобы и требования молдавского переговорщика обеспечить в условиях общего карантина свободный доступ в Приднестровье различных категорий молдавских граждан и чиновников еще более контрастно подчеркивают наличие де-факто границы и полного контроля над регионом со стороны администрации Тирасполя. Какие же последствия будет иметь текущая ситуация на берегах Днестра? Есть все основания предполагать, что и в Кишиневе, и в Тирасполе, отчетливо понимают: постпандемический период будет кардинально отличаться от условий последних лет и дальнейшее сосуществование придется выстраивать в совершенно других региональных и глобальных обстоятельствах. Именно поэтому каждая из сторон старается отыграть для себя максимально выгодные позиции, которые и будут определять траекторию дальнейшего движения процесса по приднестровскому урегулированию.
1