Отношения России и Запада влияют на предвыборные расклады в Молдове

Антон ШВЕЦ

Молдова остается зоной повышенной чувствительности к вопросам геополитического характера, что вновь доказала реакция на международный скандал, развернувшийся после отравления известного российского оппозиционера Алексей Навального

Молдова долгие годы отличается высокой степенью поляризации общественного мнения по вопросам геополитического свойства. Особенно данные противоречия обостряются в период электоральных кампаний, когда большинство молдавских политиков искусственно стимулируют рассуждения о внешних предпочтениях своих потенциальных избирателей.

Текущая президентская гонка исключением не стала, и все более или менее видные кандидаты наперебой выражают свою лояльность той или иной внешней силе (или силам). Андрей Нэстасе, первый собравший подписи в пользу выдвижения кандидатом в президенты РМ, пытается поддерживать реноме наиболее успешного правого политика, ориентированного на Бухарест. Майя Санду всячески норовит узурпировать амплуа проводника интересов ЕС и США в Молдове. Заявления, связывающие выдачу Влада Плахотнюка обратно с «правильным» голосованием 1 ноября, несмотря на очевидный их «моветон», призваны лишь подчеркнуть монополию на взаимную симпатию между Майей Санду и Вашингтоном.

Игорь Додон также однозначно сделает всё возможное, чтобы переизбраться на второй срок. Именно поэтому он, являлась лояльным России политиком, с завидной регулярностью проводит встречи с Послом США в Молдове Дереком Хоганом. Электоральная поддержка Игоря Додона во многом формируется за счёт особых связей в Москве и по-прежнему высоких рейтингов президента России Владимира Путина в постсоветской периферии, включая Молдову.

Вместе с тем очередные скандалы вокруг России едва ли оставят равнодушными как молдавское общество, так и местных политиков, не упускающих повода высказывать своё мнение по самому широкому набору тем, какими бы далекими от Молдовы они не казались. Тем более, что последние события, относящиеся к «руке Москвы», оказались в топе резонансных сюжетов, задвигающих практически любую не связанную повестку.

И если в сложном белорусском кейсе роль РФ не до конца ясна (поскольку шахматная партия далека от завершения), то по поводу предполагаемого отравления российского оппозиционера Алексея Навального, видимо, каждый гражданин Молдовы, включая даже самых аполитичных, уже определился с собственным мнением.

Фактически геополитический разлом сегодня проходит где-то рядом с ответом на вопрос — кому верить, выводам омских врачей или немецкой клиники «Шарите»?

Правая оппозиция в РМ публично и практически молниеносно солидаризовалась с российской оппозицией и странами Европейского союза и США, потребовавшими официального и эффективного расследования и предоставления оправданий. Очевидно, что такая позиция найдёт в молдавском обществе горячих сторонников, причём их не будет мало. С другой стороны, число людей, доверяющих Владимиру Путину и пытающемуся перенимать его стиль Игорю Додону, тоже велико.

Показательно, что, формально говоря, частный внутрироссийский эпизод, постепенно раздуваемый до уровня международного скандала, стимулирует кристаллизацию геополитических предпочтений молдавского электората, углубив взаимные противоречия. И не похоже на то, что кто-то из молдавских политиков готов взять на себя ответственность и попытаться консолидировать эти два конфликтующих способа восприятия реальности.

Едва ли внешние партнёры планировали вот так влиять на молдавские выборы. Но молдавский дискурс давно смещен в сторону от содержательного обсуждения судьбы своей страны, путей её эволюции и превращения в безопасное и комфортное место для жизни. И в сторону от поиска политиков, реально способных обеспечить такое сытое бесконфликтное развитие.

Поэтому именно принадлежность к тому или иному лагерю, а не наличие востребованных для публичных политиков личных и общественных качеств пока определяет предпочтения электората. Фактически власть в стране нужна только для того, чтобы вести ее в некоем направлении в самом банальном — географическом — смысле этого слова. Например, по пути евроинтеграции. И не важно, насколько честны и реалистичны декларации политиков. Избирателям в Молдове приятно осознавать, что близкое им направление по итогам выборов доминирует, за этим они и приходят на участки. В итоге получается карикатурная ситуация, когда на молдавских президентских выборах выбирают не между Игорем Додоном и Майе Санду (их программами, командой, бэкграундом и прочими важными в других странах слагаемыми), а выносят вердикт молдавского общества в отношении того, к какой стороне истории примкнуть. Иногда это получается особенно иронично, ведь получается, что во власть избираются в том числе по критерию агитации за или против отравления Алексея Навального.

Такое соотношение жестоко упрощает, примитивизирует политический процесс и негативно сказывается на демократии в стране. К сожалению, за прошедшие годы элита страны так и не «дозрела» до того, чтобы превратить такой важный инструмент как выборы в подлинно конкурентное соревнование идей и программ, а не банальное волеизъявление на тему, кто будет вести Молдову за ручку в будущее следующие несколько лет. Поэтому молдавским политикам куда интереснее рассуждать о высоких геополитических материях, а не о том, что, например, делать с увядающим аграрным сектором республики. Впрочем, это уже давно никого не удивляет.