Молдова — перезапуск «истории успеха»

Главная / Аналитика / Молдова — перезапуск «истории успеха»
Антон ШВЕЦ
Батумская встреча президентов стран т.н. «ассоциативного трио» для Майи Санду и её политического проекта стала еще одним значимым событием с точки зрения имиджа и международного позиционирования. Молдова вновь стремиться быть для ЕС «историей успеха» — самым прилежным государством-участником «Восточного партнёрства»
Проект «Восточного партнёрства» достаточно давно пребывает в кризисе, спровоцированном негативным влиянием целого спектра взаимосвязанных факторов. В организационном плане интерес ряда государств-участников программы с самого её старта в 2009 году оставался поверхностным и утилитарным, не предполагая качественную интеграцию. Так, Азербайджан ориентируется на сближение с Турцией, оказывающей основное содействие в реализации амбиций Баку в карабахском вопросе. Армения склонна устанавливать и поддерживать двусторонние дипломатические связи с отдельными государствами, а также не готова ссориться с Россией и ОДКБ, являющимися ключевыми гарантами её безопасности на текущем историческом этапе. Александр Лукашенко традиционно использовал «Восточное партнёрство» для внешнеполитического лавирования и вытягивания экономических преференций во взаимоотношениях с Россией и странами ЕС. В конце июня этого года Беларусь в ответ на санкции со стороны ЕС приостановила своё участие в «Восточном партнёрстве», исполнение соглашения о реадмиссии (и вообще помощь в блокировании миграционных потоков в прибалтийские страны и Польшу) и отозвала своего посла из Брюсселя. При этом сама Молдова ещё совсем недавно категорически не соответствовала ценностям, продвигаемым программой, поскольку рассматривалась западным сообществом в качестве «захваченного государства», в котором все властные институты контролировались олигархом Владимиром Плахотнюком. Таким образом, организационно проект «трещал по швам», хотя и обеспечил целый ряд достижений, нацеленных на отрыв стран-участниц от некогда единого народнохозяйственного, промышленного и культурного пространства бывшего СССР. В частности, Молдова, Украина и Грузия подписали соглашения об ассоциации с ЕС, выразили готовность исполнить на своей территории требования третьего энергопакета ЕС, получили возможность безвизовых туристических поездок в Евросоюз и другую помощь. Однако идеологически «Восточное партнёрство» пока не удалось наполнить таким содержанием, которое помогло бы ему эволюционировать и адаптироваться к современному геополитическому контексту и ожиданиям политических элит отдельных стран-участниц. Поэтому эти государства — Грузия, Украина и Молдова — решили взять инициативу в свои руки и 17 мая в Киеве на уровне министров иностранных дел подписали меморандум об объединении усилий для интеграции в Европейский союз. Создание «ассоциативного трио» подтвердило необходимость обновления «Восточного партнёрства» с повышенным вниманием к вопросам региональной безопасности и противодействия гибридным угрозам. Трио считает важной поддержку ЕС суверенитета и территориальной целостности партнёров в пределах их международно признанных границ, а также укрепление их устойчивости и противодействие вызовам их государственной безопасности. Также Молдова, Украина и Грузия стремятся «выходить за рамки формата УВЗСТ и разрабатывать дополнительные инструменты по содействию и ускорению процесса интеграции стран «ассоциированного трио» во внутренний рынок ЕС». В понедельник в Батуми президенты Зурабишвили, Зеленский и Санду тоже подписали декларацию. В ней говорится о «твёрдой приверженности дальнейшему продвижению процесса интеграции с Европейским союзом путём комплексных реформ, направленных на укрепление демократических институтов и гармонизацию законодательств в соответствующих сферах с ключевыми элементами права ЕС». Президенты трёх стран считают, что «Восточное партнёрство» должно развиваться на принципах дифференциации и инклюзивности, помогать процессу европейской интеграции, а также определить долгосрочные амбициозные цели и повысить своё стратегическое значение по итогам предстоящего очередного саммита в конце года. Однако даже присутствие председателя Европейского совета Шарля Мишеля на мероприятии не воспрепятствовало констатации определённого недовольства и сохраняющихся идеологических противоречий, проистекающих из кризиса ожиданий. Президент Украины Владимир Зеленский открыто признал, что «отсутствие со стороны ЕС стратегического видения целей «Восточного партнёрства» делает этот формат не таким предметным и даже полуживым». С другой стороны, он (как минимум, в отношении «ассоциативного трио») вполне эффективно исполняет своё геополитическое предназначение, которое вряд ли рассматривается Киевом, Кишинёвом или Тбилиси как самоцель, однако хорошо подходит для актуальных задач Брюсселя. Так, в декларации президентов чётко зафиксирован недвусмысленный антироссийский месседж: «Очевидно, что попытки России аннексировать и незаконно оккупировать территории Грузии, агрессия на востоке Украины и временная оккупация Крыма, а также нерешённый конфликт в приднестровском регионе Республики Молдова представляют серьёзную угрозу как для региона, так и для Европы в целом. Мы готовы совместно с ЕС искать способы достижения мирного урегулирования конфликтов и обеспечения мира, стабильности и безопасности в регионе в долгосрочной перспективе, в том числе, путём расширения роли и влияния ЕС». В политической практике применительно к приднестровскому урегулированию это будет означать стремление Кишинёва повысить статус Евросоюза в формате «5+2» до посреднического (сейчас — наблюдатель), а также заменить нынешнюю миротворческую миссию с ведущей ролью России на международный многонациональный механизм безопасности с доминирующей ролью евроатлантических структур. Майя Санду и её команда, вероятно, осознают несовершенство существующих конструкций, включая и «Восточное партнёрство», и «ассоциативное трио». Так, Грузию сотрясает очередной политический скандал, проистекающий из конфликта между сторонниками и противниками ЛГБТ, в результате которого пострадали представители масс-медиа, а на официальный Тбилиси обрушилась критика международных партнёров и оппозиции. В Украине — нескончаемая череда политических отставок, традиционная политико-олигархическая раздробленность и противостояние теряющего рейтинг президента с рядом органов власти, включая конституционный суд. В этом смысле Майя Санду будет использовать «ассоциативное трио» как трамплин для организации особых отношений с ЕС, а также трибуну для создания резонансных информационных поводов. При этом президент, вероятно, будет делать всё, чтобы вырваться в лидеры этой неформальной гонки и стать «историей успеха 2.0». Рычагов у неё объективно больше, нежели у коллег по трио, начиная от полного доминирования во внутренней политике, личных связей с евроатлантическими структурами, и заканчивая физическим отсутствием границы с Россией. Именно в Молдове Брюссель сможет наиболее эффективно и неконфликтно реализовать свои планы по вытеснению российского присутствия и военно-стратегического и информационно-пропагандистского влияния. С учётом личных убеждений Майя Санду выступит в роли надёжного союзника в этой работе. Сдерживающим фактором может выступить только Приднестровье, в котором позиции Москвы по-прежнему незыблемы, что заставляет международное сообщество постоянно оглядываться на Кремль при планировании своей политики в отношении Молдовы.
1