Мнение: «Санду тащит конфликт в наш дом»

Главная / Комментарии / Мнение: «Санду тащит конфликт в наш дом»
Политика правящего режима с каждым днем увеличивает вероятность начала боевых действий уже на территории Молдовы
Владимир РОТАРЬ, RTA: Я и мои коллеги уже давно говорим, что Молдове едва ли удастся долго оставаться в стороне от российско-украинского конфликта, особенно при нынешнем правящем режиме. Вчера-позавчера нам это наглядно показали – взрывы произошли уже на нашей территории, пусть и не контролируемой конституционными властями. Для небольшой и мирной республики, не сталкивавшейся ни с чем подобным с момента приднестровского конфликта, это, конечно, стало почти шоком. Президент достаточно быстро созвала Совет безопасности, но по его итогам не нашла ничего лучше, как обвинить в терактах сами власти левобережья. Якобы, по имеющейся в ее распоряжении информации, все дело в противостоянии внутриэлитных группировок, одна из которых хочет дестабилизировать ситуацию в регионе. Эту же мысль впоследствии повторил спикер Игорь Гросу, поведавший о наличии в Приднестровье некой провоенной партии. Эти заявления моментально привели к перепалке с лидером левобережья Вадимом Красносельским, до этого уже объявившем об «украинском следе». В принципе любому здравомыслящему человеку, более или менее интересующемуся внутренней политикой страны, включая ее обособленный приднестровский сегмент, вполне очевидно, кто на протяжении последних лет правит бал в Приднестровье. И можно с уверенностью говорить, что едва ли в интересах крупного бизнеса затевать войну у себя дома, причем с огромным риском по ее результатам потерять все активы, а то и жизнь. Достаточно посмотреть, насколько осторожно вел себя Тирасполь даже в первые дни конфликта, когда военные успехи Москвы, казалось, быстро приведут к падению действующей украинской власти. Уверен, что в правящей партии это все прекрасно знают не хуже меня. Но, тем не менее, решили озвучить именно версию с «самострелом». Опасную даже не столько возмущением другого берега, а тем, что, по факту, режим «благословил» настоящих заказчиков терактов продолжать и дальше их совершать. Чем это чревато? Если атаки на здание приднестровской спецслужбы и воинскую часть с подрывом радиовышек угрожают в основном разрастанием паники и дестабилизацией, то, к примеру, появившиеся сегодня новости о выстрелах или даже перестрелках у складов в селе Колбасна вполне могут быть первой ласточкой по формированию casus belli для одной из сторон конфликта. Кому это нужно в первую очередь? Ну, давайте разбираться. Россия теоретически может использовать нагнетание в Приднестровье как повод для его защиты военными средствами – к примеру, наращиванием своей военной группировки, миротворческих сил, восстановлением работы тираспольского аэродрома и т.п. После чего использовать все это для атаки на Одесскую область. Однако на данный момент эти планы слишком уж нереалистичны. Непонятно, как Москва будет перебрасывать столь крупные силы в Приднестровье, да и резервов у МО РФ, как кажется, на данный момент не то, чтобы много, и, прежде всего, их будут задействовать в боях на Донбассе. Я бы скорее сказал, что любое военное обострение в «ПМР» будет для Кремля очень неприятным моментом, поскольку помочь региону особенно нечем, кроме ракетных и, возможно, авиаударов. А вот для Украины открытие «второго фронта» было бы очень кстати. Это означало бы столь желанное Киевом вовлечение в войну третьих стран, а заодно возможность поживиться огромными запасами оружия в Колбасне и нанести поражение не обладающей серьезным военным потенциалом  российской группировке войск в Приднестровье. Оттого уже многие недели восточный сосед, раскручивая тему «приднестровской угрозы», параллельно искушает нас «помощью» с восстановлением территориальной целостности страны. Пока у властей хватало благоразумия, по крайней мере, публично не реагировать на подобные предложения, но вот именно, что публично. Ведь что обсуждается на бесконечных встречах высших чиновников с западными эмиссарами – нам не известно. Впрочем, даже не зная деталей, мы видим последствия, среди которых и мутирование нашего нейтралитета в сторону более выраженной поддержки Украины. Такая неестественная эволюция, по сути, была предрешена. Не счесть, сколько раз мы предупреждали о том, что Молдова вовсю используется Западом в качестве одного из плацдармов в глобальном геополитическом противостоянии с Россией. То, что тогда для кого-то казалось излишним алармизмом, сегодня – наша суровая и, думаю, долгосрочная реальность. Война в Украине изначально не могла быть только вещью в себе, с ее затягиванием сама логика – военная, информационная и т.д. – требует очагового разрастания, «развития сюжета», особенно в точках, где это делать удобнее и выгоднее всего. Сейчас, как мы и писали, молдавскую «пешку» вводят на шахматную доску. Поэтому исчезли все разговоры о «нейтральном статусе». Поэтому Кишинев открыто занял свою сторону в конфликте – поддерживая санкции и совершая череду недружественных актов в отношении одного участника, и всячески помогая другому, в том числе и поставками топлива для нужд украинской армии. Так что, несмотря на все прежние заявления, по факту наше руководство не смогло отстоять нейтралитет страны, не нашло силы, чтобы твердо заявить о невмешательстве в соседние дела, проявив свою полную несамостоятельность и несвободу воли в принятии важнейших политических решений. Что еще важнее, режим сквозь пальцы смотрит на постоянные фейки с украинской стороны, которые лепят из Приднестровья экзистенциальную для себя угрозу и тем самым готовят почву для возможного превентивного удара. Власти же на это отделываются лишь вялыми опровержениями и то не всегда. Если смотреть с той точки зрения, что мы не желаем войны, тем более у себя дома, можно уверенно сказать, что власти все делают неправильно. Я думаю, в правящей партии должны осознавать, к каким последствиям приведет война в Приднестровье. Какие бы ни были соблазны решить старый территориальный конфликт, военный путь для этого был бы наихудшим, поскольку издержки не покрыли бы выгоды еще многие десятилетия. Если бы не уничтожили государство в принципе. Правда, я опять рассуждаю с позиции, что наша нынешняя власть обладает хоть какой-то самостоятельностью, но, как показывают, события, это далеко не так.
1