Стресс-тест европейской энергетики: выдержит ли Молдова?

Главная / Аналитика / Стресс-тест европейской энергетики: выдержит ли Молдова?
Сергей ЧЕБАН
Газовый кризис в Европе не прекратится, пока Россия, Украина и Евросоюз сохраняют настрой на конфликт с повышением ставок. Для Молдовы это означает полную энергетическую непредсказуемость и постоянную ситуацию повышенного риска
Новостные ленты ведущих информационных агентств снова заполняются заголовками на тему газа. Цена на него, к слову, растёт и к вечеру вчерашнего дня превысила 1200 долларов за тысячу кубометров. Проблема энергоресурсов никак не оставит Европу, будучи крепко завязанной на продолжающийся российско-украинский военный конфликт. Исчерпав практически весь набор болезненных для Москвы санкций, Европейский Союз подошёл к самой сложной для себя задаче снижения энергозависимости от России. Общий смысл заявлений европейских политиков по поводу отказа от российских энергоносителей, которые звучали в течение последних недель, сводится к тому, что сделать этот резкий шаг в нынешних условиях Европа практически не в состоянии. Более того, по информации агентства Bloomberg, оказалось, что еще 10 европейских компаний открыли счета в российском Газпромбанке для оплаты поставок газа в рублях. Таким образом общее число таких компаний увеличилось до 20. А ещё порядка 14 европейских предприятий газовой отрасли запросили перечень документов, которые необходимы для открытия рублёвых счетов. Такая нерешительность европейских лидеров вкупе с их скептическими комментариями по поводу европейской интеграции Украины вызвала сильное недовольство Киева. Предположительно именно это вынудило украинское руководство пойти на крайние меры и уведомить Газпром о том, что ввиду форс-мажорных обстоятельств с 11 мая 2022 года прекращается приём газа из России через газотранспортный узел «Сохрановка» (Луганская область) по причине утраты контроля над ним. В результате этого общий объём транзита голубого топлива в ЕС упал сразу на четверть. Некоторое напряжение по этому поводу даже почувствовалось в Кишинёве, но глава Молдовагаз поспешил всех успокоить и пообещал, что в нашу страну газ продолжит поступить в необходимых объёмах. Эксперты утверждают, что у Газпрома есть технические возможности нарастить поставки по другим ниткам, однако Кремль решил будто бы подыграть Киеву и вместо смягчения ситуации, в свою очередь, ввёл с 11 мая санкции в отношении ряда зарубежных организаций. Под ответные меры Москвы попала 31 энергокомпания, среди которых и бывшие дочерние предприятия «Газпрома» в странах ЕС, включая оператора газопровода «Ямал – Европа». В итоге это привело к тому, что общие объёмы поставок газа на европейском направлении сократились уже практически на треть. Поговаривают, что российские контрмеры направлены в том числе на создание предпосылок для разрыва долгосрочных газовых договоров и заключение краткосрочных контрактов по биржевым ценам, которые принесут Газпрому колоссальные сверхприбыли. Стоит заметить, что обострение ситуации в области энергетики произошло накануне саммита глав МИД стран, входящих в G7, который стартовал 12 мая в Германии. При этом впервые на мероприятие такого уровня приглашены министры иностранных дел Молдовы и Украины. Ожидается, что одним из ключевых пунктов переговоров станет конфликт в соседней стране и его влияние на энергетическую сферу. Кроме того, вероятно, дипломаты попробуют подготовить какие-то решения для намеченной на конец июня встречи «Большой семёрки» уже на уровне лидеров. Похоже, на текущем этапе Россия намерена показать Европе, что спекулировать на теме прекращения поставок газа рискованно и недальновидно, поскольку большинство стран ЕС сильно от него зависят. Наряду с этим, по-видимому, нащупав слабое место у европейских политиков (которые мало того, что начали признавать невозможность быстрого преодоления российской газовой зависимости, так ещё и выполняют требования о расчётах в рублях), Москва решила методично усиливать свой шантаж, в первую очередь Германии. Надо полагать, Кремль уже открыто намекает, что полная остановка транзита газа через Украину вполне реальна, особенно в условиях боевых действий. Поэтому в случае форс-мажорного развития событий единственной возможностью для ЕС сохранить достаточный объем газа станет экстренный запуск газопровода «Северный поток – 2». Примечательно, что нынешний виток энергокризиса удивительным образом совпал по времени с недавним переносом процедуры банкротства «СП – 2» на осень этого года. На этом фоне отсутствие какой-либо ясности с дальнейшими поставками российского газа в Молдову вызывает тревогу. Если Кремль не стесняется давить на основных европейских потребителей, то в отношении нас его вообще вряд ли что-то сдерживает. Таинственное молчание Москвы смотрится как намёк на то, что критический сценарий может быть запущен в любой момент, и для этого будет достаточно подходящего повода. В случае дальнейшего охлаждения молдо-российских отношений возможно включение «Молдовагаз» в санкционный список европейских компаний, которые уже не могут участвовать в закупке российского газа, в том числе у альтернативных поставщиков. Другим фактором риска для нас может стать недопрокачка газа по территории Украины, которая, судя по заявлениям российских представителей, может привести к частичному отказу Газпрома от оплаты за транзит. Расхождения в позициях Киева и Москвы на этот счёт, а также то, что в нынешних условиях вряд ли кто-то из них готов искать справедливости в арбитражных инстанциях, может вполне привести к самым радикальным сценариям. Вплоть до полного прекращения действия транзитного договора со всеми вытекающими из этого последствиями. Понимание того, насколько затяжным будет нынешний энергетический кризис, появится ближе к концу лета, когда станет понятно, удастся ли Европе заполнить свои подземные хранилища. Для Молдовы подобная энергетическая непредсказуемость и постоянная ситуация повышенного риска чуть ли не хуже войны. То, что нас позвали на встречу «Большой семёрки» – это, безусловно, позитивное событие. Оно указывает на то, что мы как минимум находимся в фокусе внимания ведущих стран и экономик мира, работающих над тем, как не допустить большого кризиса и социально-экономического взрыва в Европейском Союзе и на его границах. Однако не стоит исключать сценария, когда европейцы начнут спасать, прежде всего, себя, а мы будем вынуждены искать доступные способы обеспечить собственные энергетические потребности в тяжелейшей региональной обстановке. В таких условиях неизбежно придётся в очередной раз вступать в переговоры с Газпромом, но уже совершенно с других позиций. И вряд ли на этот раз дело обойдётся без существенных политических уступок.    
1