Когда закончится война?

Главная / Аналитика / Когда закончится война?
Сергей ЧЕБАН
На данный момент совершенно не понятно, что могло бы подтолкнуть Москву, Киев и его международных партнёров сесть за стол переговоров и о чём-то всерьёз договориться
Третий день российские СМИ смакуют добровольный выход украинских вооружённых сил с завода «Азовсталь», которым Москва пользуется для болезненного имиджевого и морально-психологического удара по Киеву. В то же время войска РФ продолжают отступать из-под Харькова и довольно медленными темпами продвигаются в Луганской и Донецкой областях. В целом с полей сражений практически не поступает сведений, дающих основания говорить о преимуществе одной из конфликтующих сторон. Таким образом, нынешний этап противостояния всё сильнее похож на затяжную войну на истощение, при этом не только Украины. Надо понимать, что продолжение военных действий ведет к тому, что западным лидерам будет все сложнее справляться с социально-экономическими вызовами и нести политические издержки от российско-украинского конфликта. Именно под давлением этих обстоятельств Европейский Союз пока не может принять шестой пакет санкций против России – прежде всего, из-за неготовности отдельных стран-членов по экономическим соображениям ввести эмбарго на импорт российской нефти. Пока в ЕС пытаются найти общий знаменатель по вопросу антироссийских санкций, Москва всеми силами демонстрирует устойчивость национальной валюты и экономики к внешним шокам, используя имеющиеся финансовые резервы. Российский бизнес старается как можно быстрее перестроиться на новые рельсы, в то время как правительство ускоренными темпами вводит механизмы т.н. «импортозамещения». Российские олигархи скупают по заниженным ценам активы, принадлежащие западным компаниям, которые покинули Россию, чтобы помочь государству удержать социально-экономическую ситуацию на плаву. Более того, руководство России осознанно расширяет зону поражения от украинского кризиса, проецируя происходящее на глобальные процессы, в первую очередь обрывая традиционные цепочки снабжения продовольствием развивающихся регионов мира. Для Кремля важно сделать всё, чтобы прицельный санкционный удар пришёлся не только на Россию, но и привёл к международной дестабилизации, а, следовательно, побудил Запад к скорейшему поиску мира с Москвой. По истечении нескольких месяцев наблюдения за ходом вооружённого конфликта в Украине в надежде, что Кремль всё-таки осмыслит всю тяжесть своей ситуации, западные страны изменили тактику и открыто говорят о важности победы Украины. Москву, как ожидается, должна постигнуть участь Германии после Первой мировой войны. Буквально вчера глава европейской дипломатии (своими высказываниями уже больше напоминающий представителя не дипломатической, а оборонной сферы) заявил, что Брюссель не допустит, чтобы у Киева закончилось оружие и военная техника в критический момент боевых действий. С другой стороны и Москва уверяет, что ни при каких обстоятельствах не капитулирует, каким бы сильным ни был международный натиск, и будет двигаться к достижению своих целей, определённых перед вторжением в Украину. Пока, судя по всему, российские власти планируют захватить целиком территории Донбасса и создать вокруг них буферные зоны, окружить наиболее боеспособные части украинских войск, а также сохранить контроль над Херсонской областью, чтобы обеспечить сухопутную связь с крымским полуостровом. Такие непримиримые позиции практически не оставляют шансов завершить эту войну в обозримом будущем. Это отражается и на дипломатическом уровне – на днях переговорщики с обеих сторон публично заявили, что прекратили контакты. Глава офиса президента Украины Михаил Подоляк в эфире одного из телеканалов сказал, что возобновление переговорного процесса как бы возможно, но Киев не намерен поступаться чем-либо, чтобы дать российскому лидеру сохранить лицо. В Москве также подтвердили, что переговоры ни в каком виде не продолжаются, поскольку Украина якобы вышла из диалога. Интересно, что в последнее время источники, имеющие отношение к переговорному процессу, сообщали, что перед делегациями не стоит задача прекратить боевые действия и достигнуть мира. Оказывается, представители Киева и Москвы преимущественно дискутировали о формах сосуществования двух государств уже в постконфликтный период. Но это, скорее, прицел на далёкое пока будущее, нежели работа на текущий результат. Стороны, конечно, посылают сигналы о том, что восстановление контактов возможно, но выглядят они откровенно оторванными от реальности. К примеру, по словам Владимира Зеленского, Киев в принципе готов к рестарту переговоров о мирном урегулировании конфликта – но только в случае прекращения боевых действий и вывода российских войск за пределы территории Украины. Новые требования к РФ ещё более амбициозны, включая восстановление территориальной целостности Украины в пределах 2013 года, то есть с Донбассом и Крымом. В таких условиях возможность договориться, даже если стороны снова начнут общаться, сведена к нулю. Несмотря на бескомпромиссность практически всех вовлечённых напрямую или опосредовано стран, размышления о путях прекращения войны занимают умы многих политиков и экспертов. Тем не менее, пока сложно представить какой именно может быть формула завершения конфликта. Даже, если вторая попытка российского наступления на юге захлебнётся так же, как и на севере Украины, международное сообщество должно сформулировать чёткое послание в адрес Кремля и предложить ему вариант выхода из нынешней кризисной ситуации. Важно локализовать последствия российско-украинского противостояния и не спровоцировать разрастание этой ситуации до тяжёлого глобального кризиса. В то же время завершение ползучего процесса выхода к границам Донецкой и Луганской областей даст Москве основания предложить очередную промежуточную фазу переговоров с Украиной, истощаемой затянувшимся вооружённым противостоянием. Однако переговоры под условным названием «Минск 3», если они в итоге состоятся, будут проходить уже при совершенно иных обстоятельствах и с более широкой географией замороженного конфликта. Для Киева это будет стратегически очень неприятной историей, которая вряд ли приведёт к восстановлению территориальной целостности. Нельзя не учитывать позицию западных стран, категорически отрицающих любое узаконивание территориальных потерь Украины после войны. Так что совершенно не видно, что могло бы подтолкнуть Москву, Киев и его международных партнёров сесть за стол переговоров и о чём-то всерьёз договориться. Судьба дипломатических переговоров сейчас слишком сильно завязана на события на полях сражений. А, значит, в ближайшее время, к сожалению, бои в Украине не завершатся, продолжая идти в среднеинтенсивном режиме с отдельными крупными вспышками – что является худшим вариантом как для сторон конфликта, так и для европейского континента и мира в целом.
1