Стратегический тупик в Украине

Главная / Аналитика / Стратегический тупик в Украине
Сергей ЧЕБАН
Противоречивые высказывания из Вашингтона и влиятельных европейских столиц отражают кризис понимания того, что делать дальше с российско-украинским конфликтом
Последние недели из Киева всё чаще доносится недовольство из-за «неторопливости» западных партнёров, чьи многообещающие планы помощи на практике выглядят не особо впечатляюще. Тем не менее, украинское руководство возлагает серьёзные надежды на очередную встречу министров обороны западных стран в немецком Рамштайне, которая пройдёт на этой неделе, а также запланированный на конец месяца саммит НАТО. Результаты этих мероприятий в определённом смысле станут решающими для определения дальнейших тактических шагов Киева в его противостоянии с Россией. Чтобы обрисовать сложность ситуации, в которой оказалась Украина спустя нескольких месяцев вооружённого конфликта, Киев, пожалуй, впервые за долгое время придал огласке информацию о сложном положении на фронтах. Оказалось, что запасы некоторых видов боеприпасов советских калибров почти исчерпаны, а из-за недостатка снабжения, в том числе и тяжёлым вооружением, в бою ежедневно гибнут более ста украинских военных, и порядка пятисот получают ранения. Активное вовлечение запада способствует тому, что конфликт в Украине до сих пор занимает верхние строчки в международном информационном поле. Однако по сравнению с мартом и апрелем всё более заметно снижение интереса зарубежной аудитории, которая переключается на новые резонансные темы. Владимир Зеленский сам признаёт, что некоторые страны Запада ищут способы смягчить последствия антироссийских санкций, чтобы защитить свои политические и коммерческие интересы, а в мире нарастает усталость от событий в Украине. Кроме того, по словам Зеленского, его страну начинают подталкивать к невыгодному для неё соглашению с Россией. То, что отношения между Киевом и коллективным Западом «дали течь», подтверждают и другие сигналы. К примеру, в западной прессе всё чаще публикуется информация о неудачном течении войны для Украины, а призывы к наращиванию поставок вооружений и «победе на поле боя» звучат далеко не так громко, как в марте-апреле. Глава Белого дома Джо Байден и вовсе пожурил президента Украины по поводу того, что тот не слушал предупреждения Вашингтона о скором российском вторжении. Это всё происходит на фоне продолжающегося наступления российских военных на Донбассе, где нет серьёзных прорывов, но есть ползучее продвижение РФ, которое украинской армии пока не удалось остановить. Главной угрозой остаётся полное обрушение восточного фронта, что приведёт к возникновению широкого оперативного простора и перемещению линии фронта к Криворожско-Днепровскому индустриальному району. Военно-политическое руководство Украины всеми силами старается удержать текущие позиции, а в это время завершить переброску части западного наступательного вооружения. Надо признать, что, несмотря на массированный натиск российских войск, украинская армия и государственная система в принципе его выдерживают – хотя многие специалисты предрекали скорое политическое осыпание Украины и полную капитуляцию. Именно устойчивость Киева на протяжении четырёх месяцев помогает лоббистским группам продвигать в западных столицах увеличение военной помощи Украине, чтобы она могла добиться результатов на полях сражений и перезапустила переговоры с Кремлём на выгодных для себя позициях. Укрепление потенциала украинской армии имеет высокое значение с точки зрения возможностей дальнейшего удержания линии соприкосновения, в случае, если конфликт пойдёт по сценарию временного замораживания. А такой вариант развития событий нельзя исключать, особенно на фоне развернувшейся последнее время публичной полемики между западными лидерами и европейскими политиками по поводу дальнейшего хода конфликта в Украине. Американская администрация, судя по заявлениям председателя Комитета начальников штабов Вооруженных сил США Марка Милли, считает, что эскалация должна быть управляемой, дабы российско-украинский конфликт не перекинулся за пределы Украины и не перешёл в критическую фазу, которая грозит применением ядерного оружия. Это говорит о том, что западные столицы, скорее всего, стоят перед сложной дилеммой: до какого предела можно эскалировать ситуацию в Украине и при этом не допустить фронтального столкновения между Россией и НАТО. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов допустил, что украинские военные могут в ближайшее время отступить, чтобы провести перегруппировку. При этом, как считает Данилов, временная потеря территорий – это не трагедия, а трагедией будет потеря страны. Это вкупе с постоянными разговорами о тяжёлых потерях, нехватке боеприпасов и «опаздывающей» западной помощи может говорить о том, что украинское руководство заранее готовит общественное мнение к негативным сценариям войны. Наверное, в подтверждение сказанному можно привести и недавние заявления генсека НАТО Йенса Столтенберга о том, что мир в Украине возможен, но осталось лишь определиться, какой будет его цена. По мнению главы североатлантического блока, необходимо понять, «сколько территории, свободы и демократии придётся заплатить за этот мир». Противоречивые высказывания из Вашингтона и влиятельных европейских столиц отражают кризис понимания того, что делать дальше с украинским конфликтом. Эксперты также пока не могут дать однозначного ответа на вопросы, каким может быть «конец игры», что можно предложить Москве и Киеву в качестве взаимоприемлемой формулы, и что может означать поражение или победа по итогам горячей фазы боевых действий. Скорее всего, Украину ждёт состояние стратегической неопределённости и заморозки конфликта, которую можно кратко описать цитатой Льва Троцкого «Ни мира, ни войны: мир не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». Очевидно, что для сохранения украинской государственности необходимо срочно перезапускать практически умершую экономику. Воевать до победного конца у Киева нет достаточных ресурсов, а готовы ли западные страны долго нести бремя ежемесячной финансовой поддержки в размере 7-9 млрд евро ежемесячно – большой вопрос. Для США формула завершения конфликта должна иметь такое стратегическое значение, при котором поражение Кремля будет длительным процессом, растянутым на долгие годы. Чтобы Россия продолжала слабеть, деградировала технологически, интеллектуально и в итоге вылетела во вторую лигу государств, поумерив свои глобальные амбиции. Кроме того, важным достижением для Вашингтона в перспективе станет разворот Москвы против Китая. Ну а Киеву не остаётся ничего другого как продолжить переговоры с Россией, где есть шансы договориться и о деоккупации Херконской и Запорожской областей в обмен на гарантии сухопутного коридора, а также водного снабжения крымского полуострова. Судя по тому, как в марте Кремль отдал приказ отступить из-под Киева, а также ряда северных областей, можно вполне рассчитывать на возвращение под свой контроль большей части южных областей и даже сохранить выход к Азовскому морю.
1