Чем вызвано повышение интереса к приднестровскому досье?

Главная / Аналитика / Чем вызвано повышение интереса к приднестровскому досье?
Сергей ЧЕБАН
На Западе наверняка не рассматривают вариант «евроинтеграции без реинтеграции» и потому ожидают, что у замороженных конфликтов в Молдове, Украине и Грузии появится хоть какая-то более или менее ясная траектория движения к окончательному урегулированию
Вокруг получения статуса кандидата на членство в Европейском Союзе разворачивается настоящая остросюжетная драма. Вариантов того, какое в итоге решение будет принято европейскими лидерами, озвучивается масса. Усреднённый сценарий предполагает, что у Грузии пока наименьшие шансы на европейскую перспективу, в то время как Молдове и Украине Брюссель более склонен послать позитивные сигналы. Однако восприятие таких меседжей будет совершенно разное в Кишинёве и Киеве, ведь украинские власти рассчитывают на максимальный результат. На фоне разных заявлений и анонимных комментариев, просачивающихся в прессу из политических кулуаров ЕС, совсем пропало былые единство и солидарность между членами «Ассоциированного трио». В евроитеграционном забеге на длительную дистанцию нервы стали сдавать у Киева и Тбилиси, которые публично высказали друг другу взаимные упрёки. Наше правительство тоже не осталось в стороне и поучаствовало в спорах на тему, кто же больше всего заслужил одобрение ЕС. Такая взаимная ревность и усердие, с которым каждый из «кандидатов на кандидатство» старается оставить своих недавних соратников позади, вряд ли внушает оптимизм европейским политикам, находящимся перед сложным историческим выбором. По мнению наблюдателей, определяющими в этом вопросе станут итоги скорого визита лидеров Германии, Франции и Италии в Киев, где, судя по всему, украинскому руководству будет предложено заморозить конфликт в обмен на полноценный статус кандидата в члены Евросоюза. Перед поездкой в Киев сегодня президент Франции также побывает с краткосрочным визитом в Молдове. По словам Нику Попеску, прибытие Эммануэля Макрона в нашу страну является жестом высокой политической поддержки, особенно в условиях кризиса безопасности в регионе. Однако такое мнение разделяют не все: некоторые считают, что это может означать попытку Парижа хоть как-то смягчить ожидаемое промежуточное решение по заявке на статус кандидата, которое станет максимальным компромиссом внутри ЕС на текущем этапе. Не меньшего внимания заслуживает вчерашнее сообщение представителя французского МИД, который заявил, что для начала следует прекратить войну, потом приступить к восстановлению Украины, а уж затем говорить о присоединении к «европейскому клубу» на хороших условиях как для Украины, так и для Евросоюза. Что конкретно имел в виду французский дипломат, понять пока сложно, однако такое предварительное условие можно интерпретировать абсолютно по-разному применительно к Молдове, Украине и Грузии. Сложно назвать совпадением тот факт, что на днях сидящий в застенках грузинской тюрьмы экс-президент Михаил Саакашвили вдруг выдвинул проект воссоединения Грузии и Абхазии. Суть его заключается в создании грузинско-абхазской федерации с предоставлением абхазскому языку статуса второго государственного. Кроме того, в федерации должен быть образован двухпалатный парламент в городе Кутаиси. Инициатива хоть и неоднозначная, но её сложно рассматривать в отрыве от евроинтеграционного процесса. Конечно же, тему замороженных конфликтов всем трём столицам хотелось бы отложить до лучших времён. При подаче заявки молдавские власти не стали реагировать на громкие возгласы из Тирасполя, который увидел связь между интеграцией в ЕС и разрешением конфликта. Однако, в Брюсселе, видимо, другое мнение касательно вопросов безопасности и контролируемости территорий. Предположительно европейцы ожидают, что у «внестатусных территорий», как минимум, будет хоть какая-то ясная траектория движения к окончательному урегулированию. Наличие такого требования объясняет показавшееся многим странным желание наших чиновников и западных партнёров повысить внимание к приднестровскому досье. Все обратили внимание на заявления посла США Кента Дойл Логсдона, поскольку «главная» дипмиссия по-прежнему воспринимается в качестве ориентира, задающего тон внутриполитической повестке в Молдове. По его словам, переговоры в формате «5+2» под руководством ОБСЕ должны быть продолжены, а по окончании конфликта в Украине нужно будет подумать о чём-то новом, чтобы добиться «особого статуса Приднестровья в составе целостного и суверенного молдавского государства». Одновременно с этим в телеэфир вышел профильный вице-премьер Олег Серебрян, который сделал несколько ответных жестов вежливости в адрес американского дипломата, отметив, к примеру, необходимость повышения статуса США и ЕС до уровня посредников. Сказал он и про определённую усталость от существующего переговорного процесса, который требует перезагрузки. Похоже, что речь идёт об усталости от прежней конфигурации участников, где формально определяющую роль имела Россия и Украина, отношения которых находятся в известном состоянии. Поэтому, надо полагать, ключевой задачей предлагаемого переформатирования является смещение центра тяжести в сторону США и ЕС. В определённой степени такой шаг более чем оправдан, потому что в нынешних обстоятельствах только лишь тандем Вашингтона с Брюсселем может гарантировать, что конфликт будет урегулирован без ущерба для территориальной целостности нашей страны. Такая согласованность заявлений с нашими западными партнёрами объясняется открывшимся окном возможностей, которое подталкивает к ускорению в приднестровском вопросе и формулированию чёткой позиции властей по этой проблеме. Следует понимать, что в текущих стремительно меняющихся условиях более выгодных переговорных позиций с Тирасполем у нас, возможно, больше и не будет, поэтому логика форсированных действий кажется вполне оправданной. Как отметил Серебрян, у Кишинева уже есть наработки по поводу статуса Приднестровья, и Молдова не намерена отказываться от региона. Хотя сегодня план урегулирования не столько нужен для переговоров, сколько для формального прикрытия в Брюсселе. Надо признать, что в нашем случае ситуация во всех смыслах выглядит куда более обнадёживающей, поэтому некоторые наблюдатели допускают в том числе и такой невообразимый сценарий, когда статус кандидата будет предоставлен лишь Молдове, а по Украине и Грузии вопрос будет временно отложен до осени. В принципе нельзя исключать, что и Москва из каких-то своих тактических соображений согласится втянуться в новую игру в приднестровском урегулировании, чтобы получить запас времени, а заодно и снизить уровень политической уязвимости, которую провоцирует нынешний неопределённый статус приднестровского региона.
1