«Тревожные странности евроинтеграции»

Главная / Комментарии / «Тревожные странности евроинтеграции»
История обретения Молдовой статуса кандидата на вступление в Евросоюз может неожиданно получить счастливый конец. Но что способно побудить ЕС принять это очевидно политическое решение вопреки собственным принципам?
Семен АЛБУ, RTA: Ближайшие дни наверняка обогатят мировые СМИ множеством «вкусных» заголовков. Среди «информационных пушек» – полусекретный визит лидеров Франции, Германии и Италии в Киев, выступление президента России на полях Петербургского международного экономического форума, предвосхищенное его  пресс-секретарем как «чрезвычайно важное», ну и, конечно, ответ Еврокомиссии по заявкам на «кандидатство» от Украины, Молдовы и Грузии. В наших краях, естественно, больше всего внимания приковано к последнему событию, вокруг которого европейские политики и чиновники связали нехилый клубок интриг. И не то, чтобы спешат его развязать. Впрочем, и без этого с каждым днем становится понятнее, куда «ветер дует». Судя по последним телодвижениям – в позитивном для нас направлении. С другой стороны, чем ближе финальный вердикт ЕС, тем больше всплывает странностей вокруг всей этой «кандидатской истории». Странность первая: дипломатическая активность. Для нас в этом смысле вишенкой на торте стал вчерашний приезд Эммануэля Макрона в Кишинев. Его обрамили традиционным в таких случаях подписанием пачки соглашений – об очередном кредите, налогообложении, работе Французского агентства развития и т.д. Но главным «блюдом», конечно, стало обсуждение пресловутого статуса кандидата. Хотя, казалось бы – о чем здесь говорить? Анкета выслана, есть рекомендация Европарламента, завтра будет таковая от Еврокомиссии, затем решение стран-членов ЕС… Процедура ясна, Молдова свою часть работы выполнила, осталось только ждать результат. Или есть варианты? Странность вторая: разные судьбы стран «Ассоциированного трио». Первым, как известно, заявку на прием в ЕС оформил Киев, чем подал пример своим коллегам. За ним последовал Тбилиси, а затем Кишинев. Долгое время все три запроса шли в едином пакете. Но последние недели все переменилось – вдруг оказалось, что Грузия превратилась в аутсайдера гонки, в то время как ее коллеги, скорее всего, получат пусть и далекую, но перспективу членства и приятный глазу статус. Что же здесь такого, спросите вы? Ну, например, то, что Грузия по большинству признанных метрик демократии идет впереди – иногда с солидным отрывом – в сравнении с Молдовой и Украиной. Она находится на более солидных местах в индексах восприятия коррупции, независимости юстиции, верховенства закона, открытости бюджета, свободы прессы и т.д. То есть продвинулась по пути европейских реформ дальше коллег. Так как она могла оказаться позади сейчас? Это только, так сказать, «крупности». Но они наталкивают на неприятные размышления. Как мне это все видится на данный момент. Что вчерашний вояж Макрона, что визит «Большой тройки» Европейского союза и примкнувшего к ним Йоханниса в Киев намекают на то, что вопрос с кандидатством выставлен на торги. В ином случае, здесь и говорить было бы не о чем. Ну, правда, о каких копенгагенских критериях может всерьез идти речь? В случае Украины это просто смешно. В нашей ситуации в целом – тоже. И хотел бы я видеть доводы тех, кто попытается мне доказать, что преследование оппозиции, захват медиарынка и госструктур, возвращение схем – это серьезный прогресс в реформировании страны. То есть, ЕС готов поступиться принципами и принять политическое решение. Но, разумеется, не запросто так. Киеву, по слухам, сегодня будут продавливать мысль, что надо бы замораживать конфликт, чтобы потихоньку выходить из глобальных кризисов – продовольственного, энергетического, финансового и т.д. Пристрелка уже была – всю неделю в европейских СМИ кочевала мысль о том, что сначала бы неплохо покончить с войной, а потом уж заниматься евроинтеграцией. Украине идея зафиксироваться на текущих позициях не очень нравится – отсюда и ее едва скрываемая размолвка с западом, сопровождаемая обвинениями в недостаточных военных поставках и смертях украинских солдат. Западные «решалы» естественно держат в уме сценарий не только мира – невыгодного сейчас воюющим сторонам, а потому сложно достижимого – но и войны. Если конфликт не остановить, то надо его побыстрее закончить в свою пользу. Санкции в этом пока помогают не так эффективно, как хотелось бы, поскольку большинство государств их не поддерживает. Но есть и другие варианты, к примеру, создать головную боль Кремлю во всех регионах, где это возможно, растянуть его силы и ресурсы. И тут интересный момент – если кто помнит, то в первые недели российской «спецоперации» начались активные разговоры о размораживании территориальных конфликтов в Грузии. Однако Тбилиси быстро отмел все эти домыслы, четко заявил, что к антироссийским санкциям не присоединится, равно как и воевать с Абхазией и Южной Осетией – и стоит на этой позиции до сих пор. Не поэтому ли наши грузинские партнеры внезапно превратились в двоечников евроинтеграции? Зато Молдова день за днем свои позиции укрепляет. И вчера вот Макрон послал нашей стране публично много хороших сигналов, да и наш президент была крайне довольна итогами переговоров. Следует логично предположить, что наши власти к пожеланиям – на самом деле, требованиям – европейских кураторов отнеслись куда как восприимчивее. А теперь вспоминаем. После первого этапа конфликта правящая партия прекратила педалировать тему нейтралитета и невмешательства. Вместо этого – присоединилась к каким могла без ущерба для себя санкциям, голосовала за антироссийские решения везде, где можно – в ООН, ВТО и т.д. Запретила российские новости, закрыла ряд «сочувствующих» СМИ, отменила «символику войны», в том числе георгиевскую ленту. Всерьез занимается энергетической диверсификацией, чтобы отказаться от российских газа и электричества. Следующая «остановка», по-видимому – приднестровский конфликт. «Желтые» руководители регулярно шлют призывы к выводу российской армии и миротворцев, говорят об угрозах, исходящих из конфликта с левобережьем. Под это запад аккуратно подводит идею о необходимости вооружения Молдовы, которой поддакивают наши политики. Вчера Макрон вкинул еще дров в огонь, заявив, что Молдова получит из Европейского фонда обороны 40 млн евро, тем самым почти удвоив свой военный бюджет. Наша власть быстро взяла под козырек – и начала объяснять народу, почему надо вооружаться в приоритетном порядке и не жалеть на это ни сил, ни средств. Не претендуя на истину в последней инстанции, считаю, что мы стали заложниками каких-то схем и договорняков, ничего хорошего не предвещающих. И чем дальше, тем больше вся эта история с кандидатством кажется мне какой-то мистификацией. У нас дом внутри уже весь горит, а наши правители пытаются рисовать орнамент на фасаде, да еще и согласившись в одной из комнат оборудовать склад горючих материалов – чтоб уж, если бахнуло, то наверняка. Стратегия очень сомнительная. Но у партии, за год провалившей все, что только можно, особого выбора уже, пожалуй, и нет.
1