Турецкий фактор в конфликте России и Украины

Главная / Аналитика / Турецкий фактор в конфликте России и Украины
Сергей ЧЕБАН
Активное вовлечение Турции в российско-украинский конфликт, предопределённое её взаимозависимостью с двумя воюющими странами, может сыграть большую роль в его развитии и завершении
Россия продолжает испытывать мощное санкционное давление со стороны десятков стран, которые осуждают её вторжение в Украину. Открытых союзников, за исключением непризнанных государственных образований, а также Сирии и отчасти Беларуси, у Кремля практически нет. Однако есть страны, занявшие неопределённую позицию. Они наблюдают за развитием украинского кризиса и стараются извлекать из него свои выгоды. Среди таковых значится и Турция, которая, надо признать, действует максимально прагматично и дальновидно. Ещё в феврале Анкара осудила действия Кремля в Украине, но ни к каким санкциям против России не присоединилась. Более того, Турция стала одним из связующих звеньев для российской экономики с внешним миром.  Помимо этого с самого начала турецкие власти попытались взять на себя главные посреднические функции и стать ключевой площадкой для мирных переговоров Москвы и Киева. Несмотря на то, что мартовский раунд в Стамбуле не завершился подписанием соглашения о перемирии, турецкое руководство не теряет надежды на успех и продолжает искать способы перезапустить переговоры на своей территории. Без сомнения, у Анкары достаточно причин быть крайне озабоченной происходящими событиями. Боевые действия в черноморском регионе напрямую затрагивают её безопасность, из-за чего Турция, выступающая за баланс сил в этой зоне, не заинтересована в абсолютной победе или поражении кого-либо из враждующих сторон. Особое опасение у неё вызывает риск превращения Черноморского бассейна в арену конфронтации между Россией и НАТО. В том числе и поэтому турки оперативно «закупорили» Чёрное море, чтобы нейтрализовать угрозы расширения вооружённого конфликта на морскую среду. Активное вовлечение Анкары в украинский конфликт объясняется существенной взаимозависимостью с двумя воюющими странами. Несмотря на известные штампы о турецкой продукции, в поставках продовольствия Турция сама не в меньшей степени зависит от России и Украины. В прошлом году из общего объёма импортированного зерна турецкие потребители закупили около 65% российской и 13% украинской пшеницы. Не менее важны для Турции и российские энергоносители, а также энергетические инвестиции, в частности, строительство крупной АЭС «Аккую». Одновременно не менее тесные связи сложились у Турции с Украиной. В прошлом году Анкара с портфелем в 4 миллиардов долларов стала самым крупным иностранным инвестором в украинскую экономику. До начала боевых действий страны поставили перед собой общую цель достигнуть взаимного товарооборота в 10 миллиардов долларов в год. Кроме того, между ними налажено сотрудничество в военно-промышленной сфере, и даже в период активной фазы вооружённого конфликта турецкие власти поставляют Киеву отдельные виды вооружений, включая известные боевые беспилотники «Байрактар ТВ2». Сбои в поставках зерна и риски продовольственного кризиса, возникшие из-за затяжного конфликта России и Украины, привлекли внимание большинства стран мира, в том числе и Турции, и стали предметом широкого обсуждения на международном уровне. Генеральный секретарь Организации Объеденных Наций заявил о необходимости скорейшего поиска способов вывоза зерна с территории Украины и предложил свои посреднические услуги. Ожидаемо к разрешению этой проблемы подключилась и Анкара, которая поддержала предложение о создании четырехстороннего механизма (Россия, Украина, Турция и ООН), позволяющего организовать выход зерновых балкеров из украинских морских портов. Несмотря на то, что «зерновое перемирие» пока ещё не сложилось, Анкара полна решимости привести Москву и Киев к компромиссу. Если это всё-таки удастся, то станет важным успехом руководства Турции, который прибавит очков турецкой дипломатии и может даже откроет путь к возвращению участников конфликта за стол переговоров. Надо признать, что в отличие от других влиятельных западных игроков, пытающихся сблизить позиции воюющих сторон, у Анкары пока больше всего шансов остановить кровопролитие хотя бы в отдельных регионах. Кстати, это уже происходило по итогам стамбульского раунда, когда Москва отвела часть своих сил из северных областей Украины. Активно вовлекаясь в российско-украинское урегулирование, турецкое руководство вероятно желает добиться нескольких значимых для себя целей. Прежде всего, укрепить свои международные позиции и расширить возможности решения глобальных проблем. Давно известно, что Анкара, лелея мечту о создании «неоосманской империи», претендует на статус влиятельной (транс)региональной державы, способной проводить амбициозную внешнюю политику для удовлетворения своих национальных интересов. В этом вопросе позиции России и Турции наиболее близки, поскольку обе страны добиваются переустройства существующей системы международных институтов и увеличения числа стран, участвующих в выработке глобальных решений. Собственная роль в украинском конфликте вполне укладывается в известную турецкую концепцию предприимчивой внешней политики. Кроме того, в посреднической инициативности турецких властей просматривается очевидный вызов западноцентричной системе международных отношений и желание продемонстрировать её абсолютную несостоятельность и неэффективность на примере украинского кризиса, требующего совершенно иных методов. Отказ от присоединения к западным санкциям является дополнительным индикатором того, что турецкие власти не согласны с порочной практикой финансово-экономических репрессий и давления, применяемых в обход процедур ООН, под которые и сама Анкара рискует попасть в недалёком будущем. Для Молдовы турецкий фактор также имеет немаловажное значение в случае переброски вооружённого конфликта на другие области Украины, особенно те, которые граничат с нашей страной. Одесский регион и Буджак с гагаузским населением являются сферой национальных интересов Турции, так что при всех нюансах для российских войск Одесская область не будет лёгкой прогулкой. Поэтому при разработке своих планов Москве придётся учитывать в том числе и мнение Анкары, которая так или иначе заинтересована в сохранении территориальной целостности Республики Молдова.
1