«Карточный домик» украинского кризиса

Главная / Аналитика / «Карточный домик» украинского кризиса
Антон ШВЕЦ
Действия правящей партии очень плохо синхронизируются с нынешней ситуацией в украинском конфликте
Политическое прогнозирование является непростой задачей, особенно в условиях современных турбулентных реалий и вооружённого конфликта в Европе. Нынешнее геополитическое противостояние имеет более широкую географию, нежели ареал непосредственных боевых действий, а также значительно большее число измерений: санкционно-экономическое, транзитное, информационно-пропагандистское, идеологическое. Всё это грани, по сути, одного процесса, сопряжённого с пересмотром устоявшегося миропорядка. Который рассматривается частью влиятельных игроков, включая Россию, как недостаточно справедливый и не учитывающий их интересы и потребности. Причины досрочного предоставления Украине и Молдове статуса кандидатов на членство в Европейском союзе также лежат в логике исключительно геополитического противостояния России и западных стран. Однако перекос в сторону символизма при единогласном принятии странами ЕС этого решения не отменяет его многомерного влияния на Молдову. Во многом на сегодняшний день внутреннюю и внешнюю политику страны определяют интересы форсирования, пусть даже фасадного, интеграции в ЕС, а также восприятие властью событий в Украине. Такие элементарные вещи как соблюдение собственных экономических интересов, администрирование инфляции и снижения уровня жизни населения, инвестиции, торговля и прочие моменты правительством игнорируются как не вписывающиеся в примитивистский геополитический расклад. Для нашего проевропейского руководства он уже давно сформулирован и подразумевает присвоение конкретных ярлыков всем участникам украинского кризиса. При этом между событиями на фронте, их интерпретацией правящей партией и ответными реакциями, судя по всему, имеет место существенный временной лаг. Как правило, не меньше нескольких недель. Складывается ощущение, что сегодня власть до сих пор пребывает в убеждении о том, что Украине удаётся успешно отражать российское нападение, что конфликт принял максимально затяжной характер, что продвижение войск РФ остаётся ограниченным. Такое впечатление, действительно, имело право на жизнь в мае и начале июня после длительной вязкой обороны Мариуполя и отказа России от военной мобилизации. Некоторые надежды были связаны с контрнаступлением ВСУ в Харьковской области и в районе Херсона, ударами по острову Змеиный и поставками западных вооружений. В мае Киев обещал вести наступательные действия по всем фронтам уже летом или в начале осени. Естественно, на тот момент никакой серьёзной угрозы масштабного наступления российской армии к Николаеву и Одессе не существовало. Об этом говорили и у нас, к примеру, та же Майя Санду. Всего несколько дней назад она утверждала, что не ожидает нападения России на Молдову в ближайшее время, при этом подчёркивая взаимосвязь приднестровского урегулирования с течением военных действий в Украине. Видя благоприятные новости и желая выслужиться перед лидерами ЕС, руководство страны не только ужесточило свою антироссийскую риторику, но и предприняло ряд политических шагов, демонстрирующих негативное отношение к Москве. Был ограничен российский новостной контент в Молдове, запрещены символы «спецоперации», включая георгиевскую ленту. Сегодня наш политикум со всей серьёзностью обсуждает возможность присоединения к антироссийским санкциям в экономике. А вчера Майя Санду нанесла визит в Украину – впервые после начала конфликта, где встретилась с Владимиром Зеленским и посетила ряд пострадавших от войны городов, выразив полную солидарность с Киевом. Понятно, что все эти демарши не останутся без реакции Москвы. Публично уже высказались Дмитрий Медведев, Дмитрий Песков и Мария Захарова. Однако куда большее значение будут иметь принимаемые прямо сейчас организационные и стратегические решения, в том числе в отношении приднестровского досье с учётом кризиса в переговорном процессе в международном формате «5+2». На сегодняшний день Россия по-прежнему выступает за урегулирование конфликта между Молдовой и Приднестровьем на основе нерушимости границ и территориальной целостности республики. Дополнительно упоминается особый статус приднестровского региона и нейтралитет собственно Молдовы. Эта позиция Кремля не менялась 30 лет и сохраняет возможность компромисса как между сторонами, так и, прежде всего, на уровне международного сообщества. При соблюдении определённых условий, например, недопустимости усиления влияния США и НАТО в военной сфере Молдовы. Однако с этим налицо серьёзные трудности. Майя Санду, Игорь Гросу и другие наши топовые политики говорят о необходимости модернизации национальной армии именно по стандартам НАТО и просят о предоставлении военной помощи запада, включая летальные вооружения. В это же время Киев всерьёз рассматривает вариант использования вооружений, хранящихся на складах в Колбасне на севере Приднестровья, и регулярно шлёт угрожающие сигналы на левый берег Днестра. Эту реальность Москва вряд ли сможет игнорировать и воспринимать равнодушно. Между тем ситуация на украинском фронте в последние несколько недель изменилась. Продвижение российских войск на Донбассе ускорилось, ВСУ несут огромные потери в живой силе, технике, уступают всё новые населённые пункты и территории. Одновременно с этим РФ наносит разрушительные ракетные удары в глубоком тылу Украины, ослабляя обороноспособность её областей. Безусловно, на территории Донбасса по-прежнему остались города-крепости, способные на длительную оборону – Славянск, Краматорск, Авдеевка. Однако становится вполне понятно, что выход к границам ЛДНР – это лишь вопрос времени, причём возможно недолгого. После чего российская военная машина неминуемо обратит своё внимание на южную Украину, попытавшись отрезать Киев от выхода к морю. При этом потеря ключевых укрепрайонов, наиболее боеспособных подразделений и тяжёлых вооружений, падение морального духа украинской армии могут привести к тому, что наступление российских войск будет идти в ускоренном темпе, в отдельных случаях не требуя даже активных боевых действий. При таком раскладе выход российских войск к центральному участку молдавско-украинской границы по-прежнему нельзя рассматривать как совсем нереалистичный сценарий. Следовательно, Кишинёв очень быстро может оказаться в ситуации, когда вводные для российско-молдавских отношений и приднестровского урегулирования будут выглядеть совершенно иначе, нежели вчера или даже сегодня. И тогда нынешняя несговорчивость, жёсткий курс руководства страны и антироссийские санкции будут иметь ещё большее значение. Кишинёв многократно упускал «окно возможностей» для решения приднестровского конфликта. Оно потребовало бы некоторых компромиссов или даже уступок, но в целом было бы на наших условиях. Однако в ближайшие месяцы Молдова может столкнуться с новой реальностью, где сохранение суверенитета и территориальной целостности страны уже не будет аксимой для всех.
1