Эксперт: «Для прекращения войны необходимо найти баланс интересов ключевых игроков»

Главная / Комментарии / Эксперт: «Для прекращения войны необходимо найти баланс интересов ключевых игроков»
Сергей ЧЕБАН
В нынешней конфигурации украинского конфликта это едва ли осуществимо
Прошло четыре долгих месяца с момента начала боевых действий на территории Украины. Робкие попытки отдельных влиятельных столиц хотя бы временно остановить вооружённое противостояние Киева и Москвы до сих пор ни к чему не привели. Несмотря на заявления российских официальных лиц о готовности возобновить переговоры, руководство Украины такие предложения пока категорично отвергает, считая, что время вернуться к общению с Кремлём ещё не настало. На сегодняшний день военная обстановка в Донбассе для Киева продолжает ухудшаться. Российским войскам, как и прежде, не удаётся добиться стратегического прорыва восточного фронта или окружения более или менее крупной группировки вооружённых сил Украины. Тем не менее, Лисичанско-Северодонецкая агломерация постепенно, пусть с большим трудом и потерями для наступающих, переходит под контроль России. При этом предпринимаются активные попытки установить также контроль над трассой Бахмут-Лисичанск. «Временные военно-гражданские администрации», назначенные Москвой, тем временем проводят политику аннексии занятых украинских территорий и адаптации населения к новой политической, финансовой и информационной действительности. Судя по действиям Кремля (раздача паспортов РФ, подготовка к «референдумам»), российские власти решительно настроены на постепенное поглощение захваченных областей и населённых пунктов, невзирая на санкции и политическое давление Запада. Попутно Москва готовится к тому, чтобы после прекращения горячей фазы конфликта создать из «ЛДНР» своего рода «витрину» восстановления относительно благополучной жизни, для демонстрации привлекательности другим регионам Украины. Только на восстановление Донбасса российские власти планируют потратить десятки миллиардов долларов в течение ближайших лет, а российская пропаганда уже рекламирует реконструкцию Мариуполя. На этом фоне переговоры, по сути, «мертвы», и всё, что от них осталось – отдельные эпизоды с обменом пленными и телами погибших. Совершенно застрял и вопрос вывоза зерна из украинских портов, хотя Турция не теряет надежды и ищет способы обеспечить экспорт этой продукции, одновременно снизив напряжение в северной акватории Чёрного моря. Можно предположить, что и Москва хочет решить проблему зерна, заигрывая с крупными международными игроками в обход Киева. Такая тактика провоцирует ещё более серьёзные разногласия и заводит ситуацию в тупик. Тем не менее, буквально на днях в Анкаре заявили, что в результате переговоров был достигнут консенсус о создании операционного центра в Стамбуле, чтобы координировать процесс вывоза зерна в будущем. Спешный приезд премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона в Киев по горячим следам визита «большой европейской тройки» был призван сбалансировать коллективное давление ЕС и не допустить смягчения позиции Украины, которую, скорее всего, склоняют к промежуточным договорённостям с Москвой. Солидарность, демонстрируемая коллективным западом на публике, на самом деле не настолько однородна, как кажется на первый взгляд. Геополитическая конкуренция между континентальной Европой и Великобританией усиливается, а предоставление Украине статуса кандидата можно вполне рассматривать как намерение ЕС укрепить свои позиции в украинском вопросе. Поэтому можно ожидать, что переговоры между Киевом и лидерами Европейского Союза по вопросу дальнейшей интеграции и условиях доступа к финансовым ресурсам будут обставлены определённым набором политических требований, включающих и запуск мирных переговоров с Россией. Такое положение ставит украинское руководство перед сложным выбором: либо наращивать военный конфликт, получая новые партии вооружения, чтобы иметь шанс освободить хотя бы часть оккупированных областей, либо начать его заморозку с неизбежной потерей своих территорий и сосредоточиться на евроинтеграции и постконфликтной реабилитации страны. На фоне событий в Украине постепенно на политической карте Европы начинают проступать новые зоны противостояния Запада и России. Речь идёт о милитаризации Балтийского региона, особенно после преодоления противоречий между Турцией, Финляндией и Швецией, о прекращении транзита в Калининградскую область по территории Литвы. В этот же ряд встаёт и наша страна, если брать во внимание жёсткие «предупредительные» заявления президента Украины в адрес приднестровского региона. Вероятно, западная коалиция будет искать и другие болезненные для Кремля зоны, чтобы растянуть линию геополитического фронта и заставить российское руководство затрачивать больше ресурсов, стачивая имеющийся запас прочности. Несмотря на расширение географии противостояния уже не только на территорию Украины, но и европейский континент, Москва, как видно, исходит из того, что долгосрочная перспектива на её стороне. После резкого скачка цен на энергоносители и продовольственные ресурсы, в свою очередь, вызвавшего рост глобальной инфляции, отдельные западные страны пытаются убедить украинское руководство и общество в том, что дальнейшее сопротивление российской агрессии не идёт им на пользу, и поэтому следует переходить к дипломатическим методам урегулирования конфликта. Если в ближайшие месяцы ситуация на полях сражений не улучшится, и вооружённые силы Украины не смогут осуществить контрнаступление, в конечном итоге такой вариант «перемирия» может стать привлекательным вариантом для Киева, Вашингтона и Брюсселя, поскольку идея затянувшейся на годы войны вряд ли может нравиться кому-то всерьёз. Дальнейшая судьба российско-украинского конфликта будет в значительной степени зависеть от способности украинского президента и его окружения вывести такую формулу его окончания, которая обеспечит широкий баланс интересов между Европейским Союзом, Россией, США и Британией. В этом деле важно сохранить внутреннюю сплочённость военно-политического руководства Украины, где уже наблюдаются процессы расслоения из-за рассогласованности в коммуникационной стратегии, разницы в оценках зарубежной военной и финансовой помощи, а также желании отдельных чиновников определить ответственных за плохое снабжение армии и сложную ситуацию на фронте.
1