Приднестровское урегулирование ждут сюрпризы?

Главная / Аналитика / Приднестровское урегулирование ждут сюрпризы?
Сергей ЧЕБАН
Судя по последним движениям, два тандема, Брюссель – Кишинёв и Москва-Тирасполь, явно над чем-то работают
После недавнего визита в Молдову специального посланника ОБСЕ по приднестровскому вопросу Томаса Майер-Хартинга на нашем горизонте несколько неожиданно появился также и российский дипломат Виталий Тряпицын, который представляет интересы России в урегулировании конфликта. Его приезд предваряли умиротворяющие заявления пресс-секретаря Кремля с призывом к нашей стране не относится к России как угрозе и одновременно отнюдь не дружеские комментарии главы МИД Сергея Лаврова, который в своей авторской статье решил покритиковать Кишинёв и проводимую нашим государством «антироссийскую» политику. Кроме этого, Лавров с некоторой надменностью заявил, что Молдове уготована незавидная участь статуса страны – вечного кандидата в Европейский Союз. В свою очередь официальный представитель Мария Захарова осудила попытки списать паузу в работе формата «5+2» на текущую ситуацию в Украине, напомнив всем о последней встрече семёрки в Братиславе, где якобы по вине молдавской стороны не был подписан финальный протокол. Досталось от спикера МИД РФ и ОБСЕ, которой не удаётся добиться видимого прорыва. Это, оказывается, означает дефицит посреднического ресурса в деятельности польского председательства в организации. Обеспокоены в Москве и спекуляциями на теме исходящей из Приднестровья угрозы, а также тем, что опровержения Тирасполя, равно как и его призывы к укреплению мира и стабильности, в расчет не принимаются. Впрочем, в Кишинёве и у наших западных партнёров принципиально иное видение ситуации. Поэтому на встрече с Тряпицыным нашими представителями был высказан свой набор претензий по поводу поведения Тирасполя, его бравурных заявлений о «независимости», да и совсем не дружеских «выкриков» российских чиновников, адресованных молдавскому руководству. Помимо этого, представителю Москвы были предложены отдельные соображения, которые при должном подходе могли как-то выправить ситуацию в условиях паралича переговорного процесса. Встрече с российским эмиссаром предшествовало общение вице-премьера по реинтеграции Олега Серебриана с украинским послом Марко Шевченко, в ходе которого, судя по пресс-релизу, стороны поговорили насчёт возможного приезда в Молдову специального представителя Украины по приднестровскому урегулированию. Каким бы ни было реальное содержание беседы, в настоящее время крайне значимо демонстрировать скоординированность и согласованность наших действий с Киевом, особенно в плане предстоящих контактов с российскими посланниками. Появление в тексте релиза бюро по реинтеграции по итогам встречи с российской делегацией анонса предстоящего визита вице-премьера Серебриана в Брюссель имеет знаковое значение. Наши власти убеждены, что теперь именно там находятся «ключи» от приднестровского урегулирования. Вчера в беседе с Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепом Бореллем молдавский переговорщик выделил солидный вклад Европейского Союза в процесс воссоединения страны, а также отметил, что статус страны-кандидата меняет фон приднестровской проблемы, требуя новых решений. Поэтому на нынешнем этапе наши власти рассматривают два процесса – европейскую интеграцию и реинтеграцию страны – как два национальных приоритета. Безусловно, новая геополитическая реальность и предоставленный статус кандидата серьёзно изменили и продолжают менять ландшафт приднестровского урегулирования. Корректировки в подходах скорее всего потребуются, возможно даже надо будет пересмотреть стратегию правительства к этой проблеме. Нет никаких сомнений, что одним из ключевых условий со стороны Брюсселя станет необходимость закрыть приднестровскую проблему для вступления в Евросоюз. Возможно, это требование будет обозначено в качестве предусловия для открытия переговоров между Молдовой и всеми странами-членами ЕС. Известно, что европейцы уже обожглись на кипрском конфликте и не допустят ещё одну неконтролируемую территорию, которая де-юре находится в ЕС, а де-факто не контролируется. Поэтому, как показывает опыт других кандидатов, перед запуском процесса переговоров от всех соискателей требуют урегулировать все возможные территориальные и политические споры. Это можно увидеть на примере Сербии и Косово, а также Болгарии и Северной Македонии. Важно также понимать, на что настроены в Москве и Тирасполе. На минувшей неделе российскому послу приднестровский лидер демонстративно высказал претензии по поводу ущемления прав российских граждан. Тут же на заявления Красносельского отреагировали российский омбудсмен и госдума, решившая разобраться в «сложной» ситуации. Ряд признаков указывает на то, что виновным в итоге будет назначен «антироссийский» Кишинёв, который опять что-то блокирует и чему-то препятствует. Что конкретно за этим последует, покажет время, но, очевидно, что Москва и Тирасполь готовят почву для каких-то совместных действий. Интересно и то, что вчера, встречаясь с российской делегацией, приднестровский лидер озвучил идею обращения ко всем участникам формата «5+2» с предложением о подготовке и подписании совместного заявления о гарантиях мира и безопасности Приднестровья. Либо Тирасполь пытается кого-то подловить на неискренности своей приверженности к миру, либо этот ход является прологом к чему-то более серьёзному в случае провала такой инициативы. Не стоит также исключать, что именно таким способом приднестровская администрация желает приурочить декларацию к 30-летию ввода российского военного контингента в зону конфликта. Тут будет интересно проследить за тем, какой будет реакция именно Кишинёва на «юбилейную дату», в то время как Европейский Союз вкладывает средства для создания современного центра безопасности и менеджмента границ, способной в последствии выполнять функции международной полицейской миссии, о которой наши власти толкуют уже долгие годы. Эксперты отмечают, что за последние недели вокруг приднестровского урегулирования резко возросла динамика процессов и на смену рутинным заявлениям о похолодании в переговорном процессе пришли странные визиты и заявления. Хотя через публичную риторику проглядываются некоторые контуры и фигуры, пока ещё дипломаты тщательно скрывают некоторые пункты своей рабочей программы и не дают возможность увидеть всю полноту происходящего. Вместе с тем, уже по имеющимся признакам можно с уверенностью сказать, что два тандема Брюссель – Кишинёв и Москва-Тирасполь находятся в плотном рабочем контакте и явно над чем-то работают. Не над референдумами ли на двух берегах?
1