Чем грозит антиправительственный демарш в Гагаузии?

Главная / Аналитика / Чем грозит антиправительственный демарш в Гагаузии?
Антон ШВЕЦ
Недальновидная политика правящей партии провоцирует опасные тенденции внутри страны
На учредительном съезде нового общественно-политического движения «Народный союз Гагаузии», по подсчётам организаторов, присутствовало 700 делегатов, среди которых отметились депутаты молдавского парламента (от партии социалистов) и народного собрания Гагаузии. Митинг носил подчёркнуто пророссийский характер и имел довольно критическую тональность по отношению к действующих властей. На съезде в Комрате был избран глава Народного союза Гагаузии – им стал известный региональный политик пророссийских взглядов Виктор Петров, а также принята резолюция с оценкой экономической и политической ситуации во всей Молдове. Правительству были предъявлены претензии за катастрофический рост цен, отдаление Молдовы от России и СНГ, разжигание русофобских настроений в обществе, урезание полномочий Гагаузской автономии, агрессивные выпады против Приднестровья и российских миротворцев на Днестре и нарушение конституционного принципа нейтралитета государства. Несмотря на то, что новый политический проект стартует на региональном уровне, резолюция форума содержит посыл по консолидации т.н. «здоровых пророссийских сил всей Молдовы». Об этом заговорили после получения PAS единоличного большинства в парламенте и, в особенности, с момента появления проблем с законом у Игоря Додона, ранее монопольно осваивавшего реноме «любимца Кремля». Не случаен в резолюции и реверанс в отношении Приднестровья – связи между двумя территориальными единицами имеют серьёзную историю, отсылающую к началу 1990-х, когда Гагаузия и «ПМР» совместно боролись против конституционных властей. В период президентства Додона тесное сотрудничество Приднестровья и Гагаузии прекратилось по политическим причинам, поскольку Комрат в отличие от Тирасполя свои противоречия с центральными властями смог временно купировать. К тому же бывший президент Молдовы и его подопечные многократно приводили гагаузский кейс в пример политического урегулирования конфликта и «успешной реинтеграции», что изрядно раздражало тираспольскую администрацию. Следует понимать, что созыв Народного союза Гагаузии оказался созвучен региональным общественным мнениям, поскольку традиционно пророссийски настроенные жители автономии заметно тяготятся русофобской политикой и «заукраинством» действующих властей. Именно в Гагаузии имели место многочисленные организованные «снизу» акции пророссийского толка – размещение символов российской «спецоперации» в Украине на дорогах общего пользования, на транспортных средствах. Запрет георгиевской ленты вызвал особое раздражение населения, и на мероприятиях 9 мая ему мало кто следовал. Не остаётся без реакции местного сообщества и обретение Молдовой статуса кандидата на членство в Европейском союзе с крайне негативными реляциями президента Майи Санду и спикера Игоря Гросу по поводу участия Молдовы в структурах СНГ. Такое отношение, среди прочего, противоречит мнению жителей автономии, выраженному на плебисците 2 февраля 2014 года. Тогда при явке в 70% абсолютное большинство высказалось за право Гагаузии на внешнее самоопределение, а также за вступление Молдовы в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана. Обстоятельства проведения тогдашнего референдума были очень схожими с теперешними – конфликт на Донбассе и захлестнувшая власти в Кишинёве волна русофобии, подписание Соглашения об ассоциации Молдовы с Евросоюзом. Сегодня расширилась география украинского кризиса и усугубилась соответствующая антирусская истерика, да и Молдова сделала ещё более крупный шаг к интеграции с ЕС и западом, что предопределяет реакцию жителей Гагаузской автономии и улавливающих их запрос местных элит. Следует признать, что PAS сама спровоцировала «гагаузское обострение», поскольку совершает всё больше шагов против России, против оппозиции и против финансового благополучия граждан, которые в Гагаузии, понятное дело, считают неприемлемыми. При этом власть не определилась с тем, как реагировать на запуск и заявления Народного союза Гагаузии – президентура, правительство и парламент хранят молчание. Высказался открыто только бывший нпошник, ныне посол в Румынии Виктор Кирилэ. Его речи носили примирительный и поверхностный характер в духе: «отпусти им, не ведают, что творят» – господин посол явно не особо разбирался в теме. Неудивительно, что нынешнее правительство умудрилось испортить отношения не только с автономией, но и с некоторыми другими регионами страны. Антироссийские выпады власти не могут не беспокоить преимущественно русскоговорящих жителей севера Молдовы. Ситуация дополнительно осложняется пародией на выборы, учинённой правящей партией и подконтрольной ей ЦИК в конце прошлого года. Следует напомнить о том, что после всех махинаций явка на скандальные выборы, по итогам которых к власти пришёл Николай Григоришин, не достигла даже 10%. Данный сюжет, характеризующийся недовольством регионов действиями центральных властей, тесно связан с ситуацией в Оргееве. Ведь в ноябре 2021 года подконтрольный Майе Санду ЦИК по политическим мотивам не пустил к власти Марину Таубер. Сегодня хедлайнер партии «Шор» оказалась под арестом, в то время как сам Илан Шор давно в эмиграции, но может быть экстрадирован. Таким образом, власти поссорились с населением Оргеевского района, где поддержка политического проекта Илана Шора настолько серьёзна, что позволяет мобилизовать достаточно протестующих даже для акций в столице, которые будут нарастать, особенно в условиях, когда некоторую симпатию к протестам проявляют в ПСРМ. Не обошлось и без противоречий с этническими болгарами, компактно проживающими в Тараклийском районе. Повод вышел не столько злонамеренный, сколько свидетельствующий о непрофессионализме властей, не способных учитывать в своих решениях региональную специфику. В ходе пресловутой оптимизации системы высшего образования планировалось слияние Тараклийского госуниверситета «Григорий Цамблак» с пединститутом в Кишинёве, т.е. фактически ликвидация первого. Это закономерно вызвало волну недовольства болгарских общественных и культурных организаций. Конфликт пришлось гасить на уровне президентов двух стран, которые 9 июля поговорили по телефону. В целом по отношению к партии PAS и её некомпетентному правлению формируется большая фронда. Она теперь делится не только по политическим предпочтениям или социальному статусу, но и в географическом разрезе тоже. Такой расклад даже при взгляде на карту Молдовы повышает тревожность, как минимум, у действующих властей, поскольку во всех случаях речь идёт именно о недовольстве политикой правящей партии. Правительству ещё повезло, что в эти дела не вмешивается пророссийский приднестровский регион, у администрации которого есть свои причины для разногласий с властями Молдовы – например, отказ Майи Санду и Натальи Гаврилицы от встреч с местным руководством, несмотря на навязчивые призывы, явно продиктованные заинтересованностью в решении каких-то серьёзных вопросов. Так или иначе, у правящей PAS ввиду её идеологической нетолерантности усугубляются противоречия с обществом, в том числе на географическом уровне. Стратегам партии следовало бы приноровиться к запросам социума, но пока ретроспектива её короткого правления такой надежды не даёт.    
1