PAS готовит на осень-зиму что-то ужасное?

Главная / Комментарии / PAS готовит на осень-зиму что-то ужасное?
Правящая партия ускоряет маховик репрессий против оппозиции, чтобы к осенне-зимнему сезону избавиться от сил, способных организовать и поднять протестные массы. Только к чему эта спешка?
Владимир РОТАРЬ, RTA: Летний политический сезон в стране окончательно перестает быть томным. На фоне углубления социально-экономического кризиса фронда действующей власти растет. Парламентская оппозиция активно критикует ее за катастрофические провалы во внутренней и внешней политике, предсказуемо напирая на «жизнь в бесконечном режиме ЧП» и резко ухудшившиеся показатели развития: инфляцию, дефицит бюджета, рост внутреннего и внешнего долга и т.д. В Гагаузии родилось новое крупное общественное движение, чьи политические установки откровенно враждебны прозападному руководству страны. Традиционно пикируется с PAS столичный градоначальник Ион Чебан. Еще одним источником беспокойства становится левый берег – как постоянной и явно раздражающей власть пропагандой своей «независимости» в федеральных российских СМИ, так и угрозами выйти из ряда ранее подписанных соглашений с правым берегом. Не все ладно и в самой правящей партии – признаки противоборства внутри нее различных групп влияния становятся все более явными. В эпицентре развернувшейся аппаратной борьбы видимо оказался вице-премьер Андрей Спыну, на которого даже произошел слив компрометирующих материалов, свидетельствующих о связях с партией «Шор». Ничего удивительного здесь нет – Спыну курирует одно из наиболее интересных «ресурно» направлений, а ошибки при заключении контракта с «Газпромом» делают его удобной мишенью для критики и первейшим кандидатом на роль «крупной жертвы» для сброса общественного недовольства. Впрочем, степень внутреннего раскола в рядах партии большинства явно еще не достигла критических показателей. Нахождение в «оке тайфуна» пока служит хорошим мобилизующим фактором. Не забываем и о постоянном надзоре со стороны западных кураторов и приставленного отряда иностранных советников и консультантов. К тому же, во многом та самая фронда усиливается как раз по вине действий самой власти, которая вне всяких сомнений повела крупное наступление против оппозиции. До этого и блок коммунистов-социалистов, и партия «Шора» вели себя намного «тише» и пассивнее, и только защитные инстинкты заставили их нехотя и не особо умело собираться на баррикады. PAS же тем временем играет по-крупному. Еще арест Игоря Додона был более чем красноречивым сигналом к тому, что прессинг оппозиции вскоре будет совсем другим. Сейчас же речь уже идет о ликвидации целой политической партии, имеющей фракцию в парламенте. Атака на «Шор» была беспрецедентной по своему масштабу, ее лидер «на месте» Марина Таубер брошена в СИЗО, готовятся основания для запрета формирования. С точки зрения власти все эти шаги логически безупречны. Если отталкиваться от всех опросов, то на сегодняшний день у нее осталось только два крупных врага – БКИС и «Шор», которые в случае досрочных выборов способны лишить ее большинства в парламенте. А в этом случае сформировать коалицию для них проблемой не будет – опыт уже есть. Руководствуясь принципом «разделяй и властвуй», начали с того формирования, что поменьше, и гонения на которого политически будут стоить «дешевле». Все-таки бэкграунд у партии «Шор», мягко говоря, не безупречный. Довольно-таки вялая реакция на задержание Додона показала, что с совместными действиями у оппозиции, да и в целом с готовностью бороться с властью дела обстоят пока скверно. Но потенциальный запрет «Шор» – а в будущем неизбежно и ПСРМ с ПКРМ – это все-таки другой уровень угрозы. Уже сегодня социалисты проводят протест у здания парламента, требуя отставки правительства. Но этого мало – если оппозиция действительно хочет что-то противопоставить власти, нужна принципиально иная работа с обществом: с более внятными и привлекательными лозунгами, с более смелой критикой, с более яркими перфомансами. То, что есть сейчас – совершенно недостаточно. Что касается PAS, то вызывает некоторую тревогу та спешка, с которой проходит санация политического пространства страны. Почему сейчас? Складывается ощущение, что грядущей осенью нас ожидает нечто такое, что вызовет массовое общественное недовольство – и власти нужно заранее избавиться от тех сил, которые потенциально смогут им воспользоваться в политических целях. Но что бы это могло быть? Что-то одно или целый набор непопулярных решений? Давайте разбираться. Нас уже готовят к тому, что предстоящий осенне-зимней сезон будет самым тяжелым в истории республики. Это предупреждение сейчас, справедливости ради, озвучивают практически во всех странах Европы. Но какие проблемы могут ждать конкретно Молдову? Во-первых, вполне можно ожидать углубление уже существующих кризисов. К примеру, даже нынешняя рекордная инфляция может оказаться не пределом – есть прогнозы и на 40 с плюсом процентов по итогам года. То же самое касается тарифов, тем более что цены на газ продолжают расти – и это летом! При этом средств компенсировать повышенные расходы всем гражданам у правительства нет, в чем оно вполне откровенно призналось. Вполне может статься, что их не будет вовсе. Сейчас кабмин во многом полагается на финансовую поддержку запада – кстати, преимущественно кредитную, а не грантовую – но деньги из-за рубежа поступают не так часто, и не то, чтобы в достаточных объемах. Та же ситуация наблюдается даже с нашим воюющим соседом, который получает в разы меньше денег, чем ожидал. А что будет зимой, когда многие западные страны, по-видимому, будут вынуждены тратить колоссальные деньги на закупку энергоресурсов и потихоньку входить в экономическую рецессию? Как вчера писали коллеги, зависимость экономическая обязательно спровоцирует зависимость уже политическую. Можно представить, например, насколько ослабли позиции нашей страны на переговорах с тем же МВФ. Прямо сейчас у нас работает миссия фонда, которая готовит рекомендации по дальнейшей реализации своей программы на почти 800 млн. долларов. Кто знает, какие условия нам будут поставлены в нынешних обстоятельствах? Одно можно сказать точно: приятными для населения они точно не будут. Еще один момент – пресловутая энергетическая диверсификация. Прямо сейчас наблюдается новый этап напряжения. Спыну обвиняет «Газпром» в ненадежности и подводит к мысли, что вполне возможно газ придется покупать где-то еще. То же касается электроэнергии – вместо принадлежащей РФ Кучурганской ГРЭС рассматривается вариант полной закупки у Украины. Всем понятно, что приобретать газ и энергию где-то еще будет очень затратно, поэтому  большинством экспертов все это пока воспринимается как элемент очередного большого торга с Москвой и Тирасполем. Но что, если нет? Как видим, политическая целесообразность в нынешнем мире легко бьет экономическую логику. Тем более из уст европейских чиновников постоянно слышатся слова о том, как бы солидарно выглядел бы отказ Кишинева от энергетических связей с Россией. О том, что наше руководство к ним в принципе восприимчиво, говорят те усилия, которые предпринимаются на ниве поисков как альтернативных маршрутов доставки энергоресурсов, так и    дополнительных денег на их оплату. Еще более резонансным шагом правящей партии может стать вообще разрыв не просто связей, но и отношений с Россией. На это намекает усиливающееся раскручивание образа РФ как государства-врага, государства-агрессора, повинного в большинстве молдавских бед. Видны контуры ключевых обвинений, которые могут стать поводом для мощного демарша – это, естественно, события начала 90-х и приднестровский вопрос, вмешательство во внутренние дела, провоцирование гагаузского сепаратизма. Все это не укрывается от внимания Кремля, намедни заявившего, что «руководство Молдовы методично насаждает антироссийскую повестку». Нельзя совсем исключать и сценарий разморозки приднестровского конфликта, который пока, к счастью, все же кажется наименее вероятным. Впрочем, тучи над регионом еще недавно очень сгущались, а гарантий того, что это не произойдет вновь, дать не сможет никто. Отношения двух берегов меж тем тоже максимально далеки от идиллии. Поэтому, к сожалению, исключать нельзя ничего.
1