Сельское хозяйство в Молдове: в ожидании ЧП

Главная / Обзоры / Сельское хозяйство в Молдове: в ожидании ЧП
Марина ДРАГАЛИН
Сельское хозяйство в Молдове становится все более рискованным. Изменение климата, слабые экономические позиции и отсутствие стратегического управления – ключевые причины подступающего краха отрасли 
На прошлой неделе синоптики опубликовали очередное предупреждение о жаре и засухе. Государственная гидрометеорологическая служба сообщила, что водоемы страны сильно обмелели без осадков, и населению стоит экономнее расходовать воду. В некоторых районах объявлен красный код гидрологической опасности. На этом фоне в стране вновь заговорили о кризисе в сельском хозяйстве. Недавно назначенный профильный министр Владимир Боля даже пообещал обратиться Комиссию по чрезвычайным ситуациям с просьбой ввести чрезвычайное положение в сельском хозяйстве. «К концу недели мы проведем консультации со всеми профильными учреждениями и объявим срочные меры для смягчения последствий засухи. Также мы ведем переговоры с внешними партнерами, чтобы добиться финансирования сельского хозяйства», – рассказал чиновник. Аномальная жара и засуха в этом году действительно суровы и уничтожают урожай не только в Молдове, но и по всей Европе: потеряна уже треть яблок и груш в Португалии, в Румынии фермеры ожидают гибели четверти урожая картофеля и серьезные потери кукурузы. Однако стоит признать, что жара и засуха приходят в Молдову фактически через год. В год, когда нет засухи, в стране наводнения. За последние 30 лет наша страна только укрепилась в своем статусе зоны рискованного земледелия. Климатические изменения: отрицать нельзя адаптироваться С 24 июня на большей части страны действует «оранжевый код» опасности из-за гидрологической засухи – уровень воды в реках, включая Днестр, снизился до критических показателей. Кроме того, в этом году засуха отрицательно повлияла и на уровень подземных вод, которые являются основным источником питьевой воды для 100% сельского населения и 30% городского населения. Если абстрагироваться от текущего кризиса, вызванного очередной засухой, и оглянуться на последние 10-20 лет, станет очевидно, что засухи и наводнения обрушиваются на нашу страну все чаще и чаще. Эксперты говорят о том, что изменение климата ведет к увеличению количества экстремальных явлений, и прогноз для низовьев Днестра далеко не благоприятный. Глобальное потепление не обходит нас стороной: с 1991 по 2021 год средняя температура в Молдове повысилась на 1,3°C. Агрикультура республики чутко реагирует на происходящие изменения. По словам экспертов, если за следующие 10 лет не изменится тенденция роста температуры и снижения объема осадков, есть опасность, что к 2029 году объем сельхозпродукции снизится на четверть. Мы уже наблюдаем эту деградацию. После серьезного падения сельхозпроизводства на четверть в 1994 году почти каждый второй год регистрируется дальнейшее сокращение производства. В 2020 году отрасль пережила самый глубокий кризис за 30 лет: производство сельхозпродукции сократилось на 27%. Возможно, 2022 год побьет и этот антирекорд. Молдова расположена в степной зоне рискованного земледелия, почвенные засухи – когда запасы влажности в почве истощаются и не восполняются дождями – случаются два-три раза в пять лет. Эксперты призывают перестать каждый раз паниковать, а наконец использовать имеющийся у человечества арсенал технологий для нивелирования отрицательного влияния климата. Например, разработать план повышения лесистости, восстановить гидрологический режим Днестра, отказаться от традиционной распашки земель в пользу системы нулевой обработки почвы и потратиться на системы орошения. Власти планируют к 2030 году восстановить построенные в советские времена ирригационные системы, однако стоить это будет около 2 миллиардов евро. Остановить глобальное потепление наша страна не в силах. Однако мы можем адаптироваться. Точнее – мы должны адаптироваться, иначе потеряем не только зерновые и масляничные культуры, но и традиционное для республики виноделие. Постепенное, но стабильное потепление уже сказывается: высокие температуры держатся слишком долго, виноградные растения подвергаются критическому водному стрессу, а поздние весенние заморозки чреваты 100% потерями. В прошлом году, например, оказались поврежденными сорт «мерло» и группа сортов «пино». Молдова – одна из стран Европы, наиболее уязвимых к климатическим изменениям. На это влияет, в том числе, и уровень зависимости людей от сельского хозяйства. У богатого человека есть ресурсы, чтобы справиться с климатическими изменениями – переехать севернее, построить новый дом взамен затопленного. У нашего населения их нет. «Мы мало говорим об изменениях климата, потому что мы как бы не имеем к ним отношения. С другой стороны, климатический кризис уже бьет нас дубинкой по голове, а мы будто не замечаем. США, Китай и Россия – да, должны снизить выбросы углекислого газа. А мы должны сделать все возможное, чтобы адаптироваться», – призывает экоактивист, эксперт по энергоэффективности ассоциации Green City Lab Евгений Каменщик. Кризис во время кризиса Климат далеко не единственная проблема фермеров, тысячи которых оказались сейчас на грани банкротства. Пережив пандемию, они столкнулись с непредвиденными факторами регионального масштаба. Сначала – с колоссальным ростом цен на топливо и удобрения, затем с веером проблем, сформированных войной в Украине. Молдова лишилась множества цепочек экспорта, так как в них входила украинская инфраструктура. Также наши производители лишились украинского, российского и белорусского рынков сбыта. Из-за войны украинские производители вынуждены продавать большой запас зерновых и масличных культур и по относительно низкой цене. Это привело к сильному снижению закупочных цен в условиях, когда стоимость топлива и удобрений значительно возросла. Вдобавок нарушилась цепочка поставок, и транспортировщики в несколько раз повысили цены на перевозку зерна. Молдавские сельхозпроизводители вынуждены продавать свою пшеницу в два раза дешевле, чем рассчитывали, или придерживать на складах до лучших времен. Новые цены едва покрывают производственные затраты. Эксперты говорят о том, что есть площади, засеянные подсолнечником, с которых фермеры не соберут ничего, так как нет смысла выезжать в поле на комбайне, если уборка урожая окажется дороже самого урожая. В марте Ассоциация фермеров предъявила правительству ультиматум: либо кабмин снижает цены на дизельное топливо, либо в Кишинев опять въедут тракторы и начнутся протесты, как летом 2020 года. Правительство отделалось обещанием компенсировать 30% акциза на используемое в сельском хозяйстве дизтопливо. Однако до сих пор компенсации не выплачены. «Мы уже не можем предлагать компенсации и помощь всей стране, их неоткуда предлагать», – сказала аграриям президент Майя Санду. Выплаченные аграриям в январе-апреле 26,5 миллионов долларов – это платежи по заявкам прошлого года. Властям удалось договориться об увеличении на год квот на экспорт в ЕС семи видов сельхозпродукции из Молдовы: помидоров, чеснока, столового винограда, яблок, черешни, слив и виноградного сока. «Мы не можем игнорировать военную агрессию России против Украины и ее влияния на Молдову. Одновременно с устранением после отмены тарифов на оставшиеся сельскохозяйственные продукты, которые еще не были полностью либерализованы, Молдова может беспошлинно экспортировать в ЕС как минимум вдвое больше своей продукции. Этими исключительными мерами ЕС углубляет свои торговые отношения с Молдовой и демонстрирует поддержку стабилизации экономики страны», – прокомментировал решение ЕС министр промышленности и торговли Чехии Йозеф Сикела. Кроме того, удачно разрешилась и ситуация с экспортом яблок – в апреле удалось восстановить отгрузку в Россию, пусть и со значительными логистическими нюансами. В яблоневые сады за 15 лет были сделаны очень большие вложения, однако спросом молдавские яблоки пользуются только на российском рынке. Нельзя сказать, что государственные усилия в отрасли вообще не прилагаются. Например, привлечены гранты Всемирного банка в размере 3,1 миллиона долларов на развитие устойчивого сельского хозяйства и еще 55 миллионов на развитие ирригации малых сельхозугодий, договариваются о новых рынках сбыта. Вместе с тем ощущается отсутствие планомерной поддержки и системного понимания процессов, что превращает сельское хозяйство в неприбыльную отрасль. Властям пора выработать четкую стратегию и модель ведения сельского хозяйства, а не пытаться решить проблемы объединением вузов, сменой ответственных чиновников и уж тем более пустыми обещаниями компенсаций. У нового министра Владимира Боля действительно много работы – остается надеяться, что ему удастся если не привести сельское хозяйство в «хорошие времена», то хотя бы вывести из «плохих».
1