Косовское обострение – предостережение для Молдовы

Главная / Аналитика / Косовское обострение – предостережение для Молдовы
Антон ШВЕЦ
Очередной виток напряжения между Сербией и Косово в выходные дни едва не перерос в вооружённый конфликт. Пока кризис удалось купировать благодаря своевременному международному посредничеству – но это лишь отсрочка, а не полноценное решение
В нынешние выходные не так уж много заголовков мировых СМИ было посвящено ситуации в Украине, ведь международное сообщество находилось в тревожном ожидании кризисов в других частях мира. В субботу состоялась эскалация американо-китайского противоборства, вызванная намерением спикера Палаты представителей США Нэнси Пелоси посетить Тайвань. Впоследствии выяснилось, что официальная программа её азиатского турне вроде бы не предусматривает визит в Тайбэй. Тем не менее, напряжение сохраняется, а американские и китайские воздушные и морские силы приведены в повышенную готовность. В воскресенье случилось обострение в северных провинциях Косово, населённых преимущественно этническими сербами. Поводом для трений стало анонсированное премьер-министром Косово Альбином Курти решение местных властей запретить с 1 августа въезд в Косово на автомобилях с сербской регистрацией, а также ограничить использование на территории края ряда других сербских документов. Сербское сообщество Косово отреагировало на эти ограничения перекрытием местных дорог. Ближе к вечеру начала поступать тревожная информация о перестрелках. Премьер-министр Сербии Ана Брнабич обвинила во всём косовские власти, охарактеризовав их меры как «эпилог многолетнего жестокого обращения с сербами и неуважение к международным соглашениям». В Белграде усмотрели желание Альбина Курти изгнать этнических сербов из Косово, напомнив об обострении, которое случилось весной – тогда косовские власти отказались проводить выборы парламента и президента Сербии на своей территории, потребовав от Белграда признания независимости края. Новый пожар на Балканах удалось временно взять под контроль только благодаря международному вмешательству. Представители ЕС и США провели переговоры с президентом Сербии Александром Вучичем и премьером Косово Альбином Курти. Ночью правительство Косово сообщило о том, что внедрение ограничений отсрочено до 1 сентября. Сообщалось о ключевой роли посла США в Приштине в принятии такого решения. Однако об окончательном урегулировании проблемы говорить не приходится: обострение лишь отсрочено на один месяц. Основной корень проблем лежит в отказе Белграда признать косовскую независимость, несмотря на то, что уже более ста стран-членов ООН сделали это. Противники у неё, впрочем, тоже имеются. В период обострения в Белграде с официальным визитом находился премьер-министр Испании Педро Санчес, повторивший принципиальную позицию о непризнании суверенитета Приштины. Такая позиция легко объяснима, учитывая проблемы сепаратизма, с которыми сталкивается Мадрид в Каталонии и стране басков. Ещё 4 государства Евросоюза, включая Румынию, не признают косовскую независимость – в большинстве случаев по причине нежелания создавать потенциальный прецедент для сепаратистских проявлений на своей территории. Однако это радикально не улучшает положение Белграда, поскольку Косово непосредственно граничит со своим главным союзником в регионе – Албанией, в то время как Сербия лишена выхода к морю и окружена государствами-членами НАТО. Молдова тоже не признаёт Косово, хотя участвует в деятельности миротворческого контингента НАТО KFOR в мятежном крае и играет против футбольной сборной Косово, учитывая членство региона в FIFA и UEFA. Вообще конфликт на Балканах имеет множество схожих черт с приднестровской проблемой, хоть и различается динамикой и темпераментом. К примеру, повторюсь, предыдущее обострение в сербско-косовских отношениях было связано с избирательными процессами. Аналогичные конфликты возникали с Приднестровьем в период президентских и парламентских выборов в 2020-2021 годах. Тогда представители партии PAS прилагали все усилия, чтобы помешать массовому голосованию приднестровцев, традиционно отличающихся пророссийскими взглядами. Особенно отметился нынешний спикер парламента, своим поведением изрядно «подогрев» обстановку в зоне безопасности, в частности в районе Варницы. В свою очередь, KFOR – своего рода аналог миротворческой миссии с участием России в приднестровском регионе. Безусловно, контингент в Косово подчиняется США и НАТО, однако именно внешнее военное присутствие в обоих случаях цементирует самостоятельность отколовшейся от метрополии территории, физически защищая население от любых попыток восстановления конституционного порядка. И Сербия, и Молдова энергично требуют вывода международных миротворцев из зоны конфликта. Автотранспортная сфера является болезненной не только для сербско-косовских взаимоотношений. Несмотря на то, что сообщение между двумя берегами Днестра функционирует без особых ограничений, проблемы есть. Запрет выезда в Украину и Румынию на автомобилях с приднестровскими номерными знаками спровоцировал конфликт Кишинёва и Тирасполя прошлой осенью. Произошёл обмен жёсткими репликами и угрозами. В конце года ситуация дополнительно ухудшилась после задержания таможенными органами заготовок номеров с приднестровской символикой, на которое приднестровская администрация отреагировала ограничением работы т.н. пунктов регистрации транспортных средств в Тирасполе и Рыбнице. Нащупать компромисс не удалось до сих пор. Пик остроты проблемы так же, как и в косовском кейсе, запланирован на 1 сентября, когда парламент может отказаться продлевать разработанный в 2018 году механизм нейтральных номеров. Тогда около 100 тысяч автомобилей из приднестровского региона фактически не смогут выезжать за рубеж, на что Тирасполь, вероятно, будет как-то реагировать. Но самая главная схожесть даже не в том, что перечислено выше. А в уровне самостоятельности государств. Динамика и механика этих обострений демонстрирует, что общим местом в обоих конфликтах является огромное влияние внешнего фактора. Если зарубежные игроки (не важно – на западе или на востоке) захотят разогреть ситуацию в Молдове, это будет сделано так же легко, как и на Балканах – «пороховой бочке Европы».
1