Год работы правительства Гаврилицы: успехов нет

Главная / Обзоры / Год работы правительства Гаврилицы: успехов нет
Антон ШВЕЦ
Сегодня министры правительства Натальи Гаврилицы отчитались за первый год своей работы. Большинство из них, сообщая об «успехах», явно выдавали желаемое за действительное
61 народный избранник от партии «Действие и солидарность» проголосовал за назначение правительства Натальи Гаврилицы 6 августа прошлого года. До сегодняшнего дня состав правительства, в которое вошли члены PAS и беспартийные министры, оставался в основном стабильным. Замена была лишь на «невезучей» последние годы должности вице-премьера по политике реинтеграции, которая даже оставалась вакантной более двух месяцев. Также совсем недавно произошла ротация министра сельского хозяйства и пищевой промышленности. Сегодня члены кабмина отчитались за свою работу на протяжении года, постаравшись сохранить оптимизм и выделить позитивные моменты в своих секторах, что в большинстве случае оказалось достаточно затруднительным. Как водится, главным критерием качества своей работы бюрократы выбрали её одобрение за рубежом. Наталья Гаврилица прямо заявила о том, что усилия правительства были замечены за пределами страны. Технологический приём ожидаемый, учитывая общественные протесты и явное недовольство работой исполнительной власти со стороны населения. Выступления в Гагаузии и митинги в Кишинёве вместе со стремительно падающими, по данным социологических опросов, рейтингами власти не позволяют правительству всерьез говорить о поддержке работы PAS на внутренней арене. За год деятельности правительства по объективным и субъективным причинам резко деградировала ситуация в сфере безопасности, ухудшилась криминогенная обстановка, усилились миграционные и демографические риски. Однако ключевые проблемы связаны с экономикой – резко упал уровень жизни населения, инфляция превысила 30%, отсутствуют гарантии снабжения страны доступным газом и электричеством. Аграрный сектор пребывает в кризисе из-за аномальной жары и роста цен на топливо, утраты ряда восточных рынков сбыта. Реинтеграция страны находится в тупике, что провоцирует дополнительные военно-политические риски по мере развития конфликта в Украине. При таком раскладе перечисление достижений министрами было крайне субъективным делом, по сути, став попыткой выдать желаемое за действительное. Пожалуй, проще всего рапортовать об успехах оказалось для главы МИДЕИ Нику Попеску, поскольку получение Молдовой статуса кандидата на членство в Европейском союзе стало неожиданным приятным бонусом властям, пользующимся безоговорочной протекцией западного сообщества. Удовлетворение молдавской заявки произошло вопреки отсутствию долгосрочной стратегии и успехов по гармонизации законодательства или продвижения реформ, имея сугубо геополитический смысл. Но для нашей проевропейской власти оно в любом случае стало серьёзным «активом», за который, правда, уже приходится платить. В Молдове развёрнута деятельность вооружённых сотрудников пограничных и миграционных органов Евросоюза, усилилось влияние советников ЕС высокого уровня, происходит милитаризация и перепрофилирование национальной армии по лекалам НАТО. Руководство страны решительно поддерживает политику ЕС в Украине и осуждает действия России, не считаясь со своими торгово-экономическими и энергетическими интересами. Намного труднее ситуация у вице-премьера по вопросам инфраструктуры Андрея Спыну – главного действующего лица провала в переговорах с ПАО «Газпром». Если поставки дешёвой электроэнергии с левого берега Днестра ещё удалось худо-бедно обеспечить на 75% от потребности (ещё четверть поступает из воюющей Украины с заметной переплатой, что рано или поздно потребует увеличения тарифов или трансформируется в износ инфраструктуры по транспортировке электроэнергии), то ситуация в газовой отрасли развивается по негативному тренду. Учитывая неудачную, мягко говоря, формулу расчёта цены на газ, его стоимость для конечных потребителей в Молдове достигла поистине колоссальных значений. Правительство уже прогнозирует тяжёлую зиму и всерьёз призывает граждан экономить и запасаться дровами. Зато Андрей Спыну не теряет оптимизма, обещая через 2-3 года принципиально другую ситуацию на газовом рынке и к тому же новую энергетическую стратегию до 2050 года. Видимо, к этим же датам закончится модернизация аэродрома в Маркулештах – только увидеть её смогут не все. Другому вице-премьеру Олегу Серебряну о каких-то успехах тоже особо говорить не приходится – два берега практически прекратили переговоры и только обмениваются взаимными обвинениями в СМИ. Формат «5+2» не собирался почти три года, официальные встречи с руководством Тирасполя тоже не происходят – хотя были неформальные контакты. Пожалуй, единственный позитивный момент здесь в том, что пока удаётся сохранять относительную стабильность в левобережье, вокруг которого периодически разгораются страсти. Министр экономики Сергей Гайбу проинформировал о росте ВВП в республике. Однако этот 1%-ный рост никак не компенсирует скачок инфляции и дефицит внутренних инвестиций. Экономика страны сейчас держится исключительно на щедрых внешних дотациях (и зарубежных денежных переводах), пока правительство режет все социальные программы и занимается очередной оптимизацией в сфере образования. Пропагандируемая министром юстиции Сергеем Литвиненко реформа юстиции свелась к расстановке на ключевых должностях фаворитов зарубежных кураторов, а также к расправе над политическими оппонентами под прикрытием борьбы за наступление «хороших времён». В общем, как бы ни пытались делать хорошую мину при плохой игре члены кабмина, итоги их годичной работы неутешительны: усиление и регионализация протестных настроений, физический разгон оппозиции, глубокий социально-экономический кризис, разрушение сотрудничества с Россией, продолжение кризиса в приднестровском урегулировании. Но больше всего удручает осознание того, что за прошедший год оголилось полное отсутствие у правящей партии долгосрочного плана и перспектив развития страны. Нет даже понимания того, как Молдова переживёт эту зиму, а большинство членов этого правительства, по-видимому, уже раздумывают над тем, в какой момент вернуться на свои должности в зарубежных организациях.
1