Остались ли у Молдовы шансы отстоять свои интересы в отношениях с Украиной?

Главная / Аналитика / Остались ли у Молдовы шансы отстоять свои интересы в отношениях с Украиной?
Семен АЛБУ
В отношениях с восточным соседом правящая партия проводит политику максимальной солидарности, невзирая на сопутствующий ущерб для национальных интересов самой Молдовы
Отношения Молдовы и Украины, начиная с 2019 года, никогда не были простыми. Поражение Петра Порошенко на президентских выборах и изгнание посольской триадой всевластного Влада Плахотнюка естественным образом порушили прагматичные связи двух олигархов, благодаря которым две страны неплохо решали многие вопросы. Появление у власти в Молдове социалистов, считавшихся «прокремлевскими», и наличие в президентском кресле Игоря Додона, когда-то опрометчиво назвавшего Крым российским, очень негативно сказалось на взаимоотношениях государств-соседей. Особенно они «просели» после хирургического удаления из правящей коалиции блока «ACUM». Спустя всего несколько лет наш политический ландшафт кардинально поменялся. Додон находится под следствием, ПСРМ – в глухой оппозиции. Новая власть в лице как персонально Майи Санду, так и ее партии PAS изначально была настроена на реабилитацию украинского направления внешней политики, что ими называлось в качестве одной из главных задач еще в избирательный период. Так оно и получилось – первый международный визит Санду пришелся именно в Киев, ознаменовав наступление «новой эры» в отношениях двух стран. Правда, достаточно быстро выяснилось, что у Молдовы с Украиной принципиально разные взгляды не просто по отдельным проблемам, а вообще на то, как должны развиваться наши связи в ближайшие годы и где должен находиться главный фронт приложения совместных усилий. У соседа на нас оказались весьма своеобразные планы. Во-первых, Молдову с ходу стали встраивать в создаваемую Киевом «антироссийскую лигу», венцом деятельности которой стала т.н. «Крымская платформа». В первом собрании которой, как мы помним, наша президентша все-таки отправилась поучаствовать. Оценить последствия этого и многих других шагов такого плана легко можно, взглянув на нынешнюю стоимость газа для Молдовы. Во-вторых, к Молдове был интерес с точки зрения развития инфраструктуры. С большой помпой было объявлено о будущем создании современного транспортного коридора между двумя странами и возведении нового моста через Днестр, что должно было быть экономически выгодно не только Молдове с Украиной, но и чуть ли не всему Евросоюзу. Причём большую часть расходов взял на себя именно Киев. Однако такая щедрость объяснялась просто: очевидным желанием навариться на откатах. Благо все эти стройки вклинили в рамки печально знаменитой программы Владимира Зеленского «Большое строительство», коррупционный размах которой стал поистине легендарным. Пожалуй, единственное, где объективные интересы наших стран более или менее сходились – это евроинтеграция, процесс которой заметно «подтух» и нуждался в живительных импульсах. Их попытались придать созданием «Ассоциативного трио», но особых успехов оно не снискало. Впрочем, события после февраля 2022 года, особенно «гонка за статусом», наглядно показали, что никакого партнерства здесь изначально не было, а Украина (да и другие члены трио) была готовы расталкивать хоть локтями своих «союзников», только чтобы увеличить свои собственные шансы на кандидатство. А что же наши руководители? Ну, они, к примеру, робко попытались поднять тему экологического состояния Днестра. Но кроме приятных слов не получили ровным счетом ничего. Украина продолжила строительство Днестровской ГЭС, несмотря на все возможные катастрофические последствия вплоть до пересыхания реки в принципе. В августе 2021 года украинский премьер Денис Шмыгаль торжественно объявил о запуске очередной, четвертой турбины на электростанции. То, что Днестровский гидроэнергетический комплекс уже оказывает разрушительное воздействие на биологическое разнообразие реки, ее полноводность, качество воды, в конце концов – Киев не особо волнует. Тем более что вырабатываемую энергию он сейчас еще и продает нам. После начала российско-украинского конфликта тема вообще пропала с радаров, и, таким образом, приходится горько признавать, что наше руководство «проглотило» эти, мягко говоря, недружественные действия соседа и убрало вопрос в чулан. Ровно так же мы стерпели и откровенную пощечину нашему суверенитету, когда украинскими спецслужбами средь бела дня на территории Молдовы был похищен Николай Чаус и перевезен в Украину. Для виду немного понадував щеки, власти на самом деле потихоньку замяли вопрос и больше к нему не возвращаются, как будто ничего и не было. Сейчас в отношениях двух стран накопился очень сильный дисбаланс. Наша власть действует по принципу максимальной солидарности с Киевом, иногда усердствуя даже больше, чем его западные союзники. По крайней мере, в обвинениях в адрес России по поводу военных преступлений и геноцида, даже в случаях, когда никакой ясности и доказательств еще нет. Но если бы все ограничивалось только словесными эскападами. Уже неоднократно перечисляли все антироссийские шаги PAS, еще раз делать это не вижу смысла. Единственное, что их становится с каждым днем только больше. Как по мне, единственный период, когда наше руководство действовало адекватно, это когда оно сконцентрировалось на помощи десяткам тысяч украинских беженцев, оставив геополитические вопросы «большим дядям». Теперь же мы встали двумя ногами на сторону Киева, помогаем с военным транзитом, даем наш телеэфир для выступлений различных украинских деятелей, участвуем в режиме антироссийских санкций, где можем, фактически шантажируем Москву снабжением левобережья. Чтобы что? Единственное, что нам это принесло – одобряющие похлопывания по плечу со стороны западных партнеров. Зато потихоньку наживаем себе врага и довольно могущественного. Россия с каждым днем становится все менее дружелюбной по отношению к нам и реагирует на наши уколы соответствующе. Совершенно неясна ситуация с обеспечением страны газом и электричеством ближайшей зимой. Страдает экспорт нашей агроподукции.   В Гагаузии и Приднестровье брожения, и может, действительно, не без руки Москвы. Ну, так, а что наши правители ожидали? А мы пока продолжаем плыть в украинском фарватере. Причем настолько, что власти даже боятся выразить соболезнования родственникам двух наших граждан, которые погибли в результате атаки украинского беспилотника. Да, один из них был из Приднестровья, а другой – из Гагаузии, но это же вроде все еще считаются нашими территориями, ведь так, PAS? Или вот недавние откровения нового министра сельского хозяйства, которые открыли нам правду о внезапном скачке цен на дизельное топливо перед уборочной кампанией. Оказалось, что все наши компании, возившие топливо, были банально перекуплены украинскими нефтетрейдерами. Но во время самого кризиса никто не посмел обвинить соседнее государство – все чиновники молчали в тряпочку. Зато единственное, в чем сейчас нам готов «помогать» Киев – так это в отвоевании левобережных территорий. То есть готов нам помочь втянуться в конфликт и оказаться в состоянии войны с Россией. Замечательное предложение, ничего не скажешь. Оценивая все действия и заявления, становится понятным, что соседняя страна видит в нас исключительно лояльное и обязанное Украине государство, особенно после того, как мы «за их счет» получили статус кандидата в ЕС. Ну и ладно бы, если так. Главная же проблема в том, что наши власти полностью податливы Украине, видимо, максимальной солидарностью желая заслужить особое расположение Брюсселя. Вот только молдо-украинская «дружба» становится все менее равноправной, а ее продолжение в нынешнем ключе ставит под угрозу наши объективные национальные интересы.
1