Вероника Драгалин – потенциальная замена Майи Санду?

Главная / Аналитика / Вероника Драгалин – потенциальная замена Майи Санду?
Антон ШВЕЦ
Трудно не заметить сходство новой главы антикоррупционной прокуратуры с президентом Майей Санду, которое становится ещё более поразительным после изучения биографии Вероники Драгалин
7 июня высший совет прокуроров по результатам собеседования рекомендовал назначение Вероники Драгалин главой антикоррупционной прокуратуры. Из четырёх претендентов именно ей удалось набрать наибольшее количество баллов, уверенно опередив соперников – кого-то на треть, кого-то в два раза. Уже 15 июня и.о. генерального прокурора Дмитрий Робу подписал приказ о назначении победительницы конкурса главным антикоррупционным прокурором. Однако приступила к исполнению своих обязанностей Вероника Драгалин лишь в начале августа, поскольку закрывала дела на своём предыдущем месте работы, в Калифорнии. Законодательство не предполагает ценза осёдлости для замещения должности начальника антикоррупционной прокуратуры – между тем она практически всю сознательную жизнь провела за рубежом. Обучение в начальных классах проходило в Италии и Германии, после чего её семья эмигрировала в США – Драгалин тогда было 11 лет. Закончив школу в Пенсильвании, она получила высшее образование в Северной Каролине по биолого-химическому профилю и на юридическом факультете университета Вирджинии. В США она работала по специальности – заместителем прокурора в управлении по борьбе с коррупцией и обеспечению общественных прав в центральном округе Калифорнии. Исходя из представленной ею на конкурсе биографии, Вероника Драгалин занималась расследованием коррупционных преступлений, взяточничества, банковского мошенничества и отмывания денег, включая международное сотрудничество в сфере правовой помощи и по линии Интерпол. Матерью нового прокурора является Елена Драгалин – президент организации «Moldova AID» и учредитель молдавско-американской конвенции, отвечающей за поддержание неформальных контактов между двумя странами на уровне государственных служащих и публичных лиц. Ей приписывают активное участие в финансировании электоральной кампании Майи Санду в конце 2020 года, а также парламентских выборов партии PAS в прошлом году. Елена Драгалин выступает важным коммуникатором и лоббистом действующих властей в американском истеблишменте. Особенности биографии и профессионального бэкграунда Вероники Драгалин позволяют угадать в ней человека-функцию, находящегося под полным контролем Вашингтона и рассматривающего свои задачи на территории Молдовы как некий промежуточный этап в построении успешной карьеры. Это напоминает Майю Санду, Наталью Гаврилицу и многих других министров и топов правящей партии, которые многие годы были трудоустроены в западных компаниях и, возможно, вернутся туда же в будущем. На первой пресс-конференции 19 августа Вероника Драгалин постаралась максимально подчеркнуть свою внесистемность: «Преступники из системы – прокуроры, судьи и офицеры – самые опасные преступники». Типичный подход «чужака», не запятнанного профессиональным опытом на территории своей страны. Многие выходцы из PAS эксплуатировали похожий имидж, когда приходили к власти. В отличие от команды Майи Санду и Натальи Гаврилицы у главного антикоррупционного прокурора ещё есть время, чтобы раскачаться и продемонстрировать успехи – по её словам, результаты предстоит оценить «не через день и не через несколько месяцев». Однако наличие временного ресурса не отменяет факта схожести мировоззрения и политических целей Вероники Драгалин и остальных представителей действующей власти, концентрированно выраженных именно в Майе Санду. Политических экспертов не слишком удивили озвученные Драгалин приоритеты работы антикоррупционного органа – действие, равенство и прозрачность, подозрительно перекликающиеся с наименованием PAS. Банальный набор иных месседжей в духе «мы как учреждение должны иметь смелость расследовать преступления людей, которые занимали или занимают важные должности» или «я хочу помочь своей стране» тоже не стал сюрпризом. Было совершенно понятно, особенно с учётом технических проблем с организацией мероприятия, что двух полных недель в новой должности ей не хватило, чтобы погрузиться в дела, определить стратегию и наладить рабочий процесс. Как плоть от плоти нынешних властей первым делом она лишь встретилась с иностранными послами, представляющими главную опору и надежду на «успешное замещение должности», ведь именно западные страны могут помочь вернуть или как-то компенсировать украденный миллиард. Заметный интерес вызвала сама персона нового антикоррупционного прокурора, её облик и манера общения с публикой. Невозможно игнорировать тот факт, что её стрижка – косплей неизменной причёски Майи Санду. Очень похожи тембр голоса, используемые синтагмы и даже акцент. Судя по всему, обе располагают схожими психотипами и темпераментами и, самое главное, являются идейными западниками, полностью завязанными на американские и европейские структуры. Не покидает ощущение, что Вероника Драгалин является молодой и полностью контролируемой версией действующего президента, в том числе с физической точки зрения. Словно Майе Санду может весьма скоро, возможно, даже раньше очередных выборов, потребоваться замена. Ходят слухи о том, что президент с трудом справляется с возложенными на неё задачами. Тяжёлая политико-экономическая ситуация, критика со стороны оппозиции и населения, а также несвойственный род деятельности подорвали её здоровье. Были случаи, когда Майя Санду отказывалась от международных встреч, ссылаясь на плохое самочувствие. Сейчас президент выехала в Австрию на совершенно проходное мероприятие, абсолютно не требующего столь высокого уровня представительства. Как будто остро нуждается в смене антуража и передышке от внутримолдавских дел. По всей видимости, на западе опасаются того, что Майя Санду не справится со своими обязанностями и потеряет контроль. И, коль скоро привыкли всегда иметь план Б, уже готовят фактического двойника молдавского президента, выбрав в качестве стартового трамплина резонансную должность главного прокурора антикоррупции. Похоже, Майя Санду настолько долго боялась традиционной конкуренции на правом фланге (от Андрея Нэстасе или либералов), что упустила появление юного соперника фактически в своих рядах. За этой борьбой, оркеструемой из Вашингтона, будет интересно понаблюдать.
1