Полгода конфликта в Украине: без надежды на скорый мир

Главная / Аналитика / Полгода конфликта в Украине: без надежды на скорый мир
Сергей ЧЕБАН
Несмотря на то, что у российско-украинского противостояния не просматривается военного решения, в ближайшие месяцы стоит ожидать продолжения изнуряющих боестолкновений
Сегодня Украина отмечает 31-летие своей независимости. Праздничная дата символически совпала с полугодом военного конфликта с Россией. Многие ожидали, что Москва воспользуется этим, чтобы организовать провокацию или нанести молниеносный удар на одном из участков фронта. Без сомнений нынешняя годовщина станет одной из ключевых в истории соседней страны, проходящей сейчас через кульминационный период становления своей постсоветской государственности. На этом фоне Посольство США в Киеве в очередной раз призвало своих граждан покинуть территорию Украины, указывая на угрозы ракетных ударов по украинской столице. Подобные предупреждения от западных посольств после 24 февраля смотрятся особенно тревожно. Однако, руководство Украины решило не ломать свои планы и провело накануне праздника второй саммит «Крымской платформы», для участия в которой в Киев лично прибыл президент Польши Анджей Дуда. Сложно поверить, но Россия и Украина воюют друг с другом уже шесть месяцев. Киеву удаётся удерживать общество в режиме высокой мобилизованности, попутно ужесточая тональность своих заявлений и требований. Последние послания о том, что никто в Украине не собирается сдаваться и о чём-либо кулуарно договариваться с Кремлём, можно даже назвать бескомпромиссными. Сама же Москва понимает, что не в состоянии радикально изменить ход войны, но при этом старается придать ей новые оттенки, которые бы хоть как-то напоминали ползучее развитие ситуации в её пользу. Февральский российский блицкриг провалился, уступив место медленной войне на истощение, которую ещё можно назвать борьбой ресурсов и резервов. Никто пока не спешит бросать накопленные силы в решающий бой, чтобы не потерпеть поражение и не дать сопернику перейти в режим эффективного (контр)наступления. В то же время на Западе есть немало стран, которые не заинтересованы в статичности ситуации и всё же ожидают более динамичного передвижения фронта в ту или иную сторону, чтобы иметь мотив и дальше оказывать военно-финансовую помощь украинским властям. Несмотря на относительную стабилизацию линий соприкосновения, расширение рамок боевых действий с риском дальнейшей эскалации происходит практически ежедневно. Усиление работы украинских ДРГ на российской территории, атака на военные объекты Крыма – всё это имеет цель не допустить «эффекта усталости» от Украины. Хотя снижение объёмов помощи всё равно ощущается. Как ни парадоксально звучит, но одним из главных стимулирующих факторов для западных стран в плане усиления поддержки Киева является не столько наступательные действия украинских вооружённых сил, сколько «успех» российской армии и оккупация новых территорий. В таких обстоятельствах Киев выбрал для себя, по сути, максималистскую стратегию ещё большего втягивания России в трясину боевых действий с предельным повышением ставок. Следующий этап санкционной политики Запада украинские власти считают важным экстраполировать уже на граждан РФ. Отсюда и визовые инициативы, дабы милитаризировать быт как можно большего числа российских обывателей с соответствующими внутриполитическими последствиями для обитателей Кремля. Невзирая на то, что Киев хочет втянуть Россию в большую войну, Москва активно сопротивляется попыткам её спровоцировать и всерьёз работает над тем, чтобы перевести украинский кризис на дипломатический уровень. По-видимому, Кремль не хочет излишне затрачивать имеющиеся ресурсы, готовясь отнюдь не к долгому противоборству с Украиной, а к холодной войне против Запада. Пока главной отличительной чертой внешнеполитических усилий Москвы является желание запустить переговоры в таком формате, где США были бы вытеснены из процесса украинского урегулирования, а над итоговым решением работала бы альтернативная группа игроков, прежде всего, Китай и Турция. По истечении полугода можно сделать неутешительный для украинских властей вывод: Запад и в первую очередь США не готовы как следует вложиться в победу Украины, а будто бы ждут, «чья возьмёт». Видимо, Вашингтон не горит желанием втягиваться в широкое противостояние с Москвой, пока готовится к стремительно надвигающемуся кризису в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В то же время в США осознают, что любая победа России – это дальнейшая деградация европейской безопасности, обрушение её нынешней архитектуры, которая приведёт к центробежным процессам в НАТО и ЕС. В случае широкого общеевропейского кризиса очевидно, что ряд стран начнут дистанцироваться от слабых центров в Берлине и Париже, попытаются наладить прямое общение с Кремлём ради своей безопасности, в том числе энергетической. Судя по содержанию вчерашних заявлений лидеров стран западного мира на «Крымской платформе», все рассчитывают на то, что Вашингтон и Брюссель приложат максимум усилий, чтобы не допустить расползания существующей евроатлантической системы и продолжать истощать российские тылы и ресурсную подушку Москвы. Вместе с тем, похоже, что в Белом доме пока так и не определись, что именно считать победой над Россией, как она может выглядеть и не станет ли эта победа прологом к более серьёзному глобальному обострению. Следующие несколько месяцев для Украины, скорее всего, станут ещё более тяжёлыми, чем предыдущее полугодие. Решающий момент вооружённого конфликта смещается на сентябрь-октябрь. В первую очередь, чтобы вплотную подобраться к ноябрьским выборам в Палату Представителей США, где «украинская карта» может существенно повлиять на расклады в нижней палате Конгресса. Также в ноябре ожидается саммит G-20, куда намереваются поехать Путин и Си Цзиньпин, чтобы заявить о разрушении старого мироустройства и символически открыть вступление в новую историческую эпоху. Подводя итог полугодового противостояния России и Украины, сложно сказать, что у этого конфликта есть военное решение. Даже в случае захвата новых украинских территорий или освобождения оккупированных регионов, боевые действия всё равно не прекратятся. Увы, но пока и близко не видно дипломатического решения. Как бы ни старались отдельные международные игроки, запустить мирный переговорный процесс пока не удаётся. Поэтому в ближайшие месяцы стоит ожидать продолжения изнуряющего обессиливающего боестолкновения, неизбежно влекущего за собой снижения уровня жизни и благосостояния населения. И только достигнув определённой точки падения, украинские и российские элиты может быть решат, что всё-таки выгоднее договориться, чем продолжать взаимоистощающий конфликт.
1