В Молдове зреет бунт регионов?

Главная / Аналитика / В Молдове зреет бунт регионов?
Сергей ЧЕБАН
Власти с огромным трудом строят отношения со сложными регионами, что только усиливает центробежные процессы в стране
Общественно-политическая жизнь страны последней недели проходила под знаком противоречий между центром и регионами, которые последнее время провоцируют массу проблем. Для официальных властей сейчас как никогда важно демонстрировать силу и влияние, как для внутренней, так и внешней аудитории, особенно в условиях серьёзного падения популярности и роста недовольства в обществе. Неурядицы внутри страны соседствуют с трудностями в общении с некоторыми традиционными геополитическими игроками. Речь, конечно, о Российской Федерации, чей министр иностранных дел на днях заявил, что в Москве «внимательно следят за ситуацией в Молдове и сделают всё, чтобы интересы русскоязычного населения не пострадали». Кроме того, как пояснил Сергей Лавров, гагаузская автономия, оказывается, тоже претендует на особый статус, по сути, как и левый берег Днестра. Не обошлось и без мрачных предупреждений: было подчёркнуто, что любые действия, угрожающие безопасности российских солдат в приднестровском регионе, в Москве расценят как нападение на РФ. Такой выпад естественно не остался без внимания нашего руководства: представитель посольства России в Кишинёве был вызван в Министерство иностранных дел и европейской интеграции для дачи разъяснений по поводу резких заявлений Лаврова. Ему также передали официальную позицию молдавских властей. МИДЕИ подтвердило приверженность «мирному диалогу в целях реинтеграции страны и выводу российских войск, незаконно находящихся на территории Молдовы». Несмотря на столь неспокойный фон, надо признать, что на минувшей неделе власти вроде как успешно проскочили очередную развилку и продлили статус-кво с Тирасполем. Доказательство тому – подписанный электроэнергетический контракт на сентябрь и продление действия некоторых соглашений переговорного процесса. Поэтому хочется верить, что в отношениях с приднестровской администрацией в ближайший месяц нас ждёт более или менее стабильный период. Тем не менее, Тирасполь, вероятнее всего подначиваемый Москвой, продолжает слать письма и вызывать Майю Санду на «спарринг-диалог». Сложно понять настойчивость, с которой Кремль сейчас пытается перезапустить приднестровское урегулирование. Возможно, есть надежды вовлечь Запад в переговоры, чтобы открыть т.н. «молдавский вопрос» и тем самым снизить военный накал вокруг левобережья. Пока же нервозность Москвы растёт, особенно на фоне некоторых «намёков» вродя комментария отставного американского генерала Бена Ходжеса о том, что «Украине и Молдове, возможно, настало время решить приднестровский вопрос». Если отбросить в сторону все спекуляции, то лучшим решением пока что видится тактическая заморозка международных переговоров о статусе левобережья Днестра как минимум до того момента, когда станет примерно понятной развязка украинского кризиса. Если диалог с Тирасполем и поездка в Бельцы были не совсем безуспешны, то отношения с Комратом остаются очень натянутыми. Демонстративный ввод спецподразделений МВД и анонсированная поездка президента в автономию по идее должны были погасить пламя недовольства в регионе. Но у Санду в Гагаузии всё как-то не задалось с самого начала, особенно после того, как стало известно, что в её программе нет встречи с башканом. «Стерильность» визита и умиротворяющее выступление президента в стенах вуза на русском языке должного эффекта не возымели, так что проявить себя в качестве опытного арбитра, сумевшего уладить внутренний раскол между Кишинёвом и Комратом, ей не удалось. Напротив, всё закончилось громким скандалом с местными депутатами, в результате чего президент ретировалась в столицу «несолоно хлебавши». Многие обвиняют Санду в отсутствии реальных рецептов решения проблем, в обсуждении которых она зачастую ограничивается общими фразами про «солидарность». Кто-то из экспертов сваливает провальный визит на советников, не сумевших просчитать все риски. Однако главный вывод, который напрашивается в этой ситуации – это то, что центральное руководство с трудом находит в себе силы, чтобы наладить отношения со сложными регионами и уж тем более найти какие-либо долгосрочные решения. Вместо того чтобы взять паузу, не дать поводов для дополнительного резонанса и осмыслить происходящее, наши политики наоборот будто решили затеять соревнование, кто лучше сработает на обострение. Олег Серебрян, к примеру, заявил, что гагаузская автономия вполне функциональна и Гагаузия не имеет права на отделение, пользуясь многими прерогативами, предусмотренными действующим законодательством. Ему вторит депутат правящей партии Василе Шоймару, считающий, что Комрат не должен диктовать что-либо всей остальной Молдове, а Приднестровье, по его мнению, так и вовсе можно уступить Украине в обмен на историческую Бессарабию и Буковину. Один из ключевых организаторов гагаузского променада президента и «укротитель комратских мятежников» Владислав Кульминский тоже высказался с довольно смелыми прогнозами, что приднестровская проблема, скорее всего, решится в ближайший год. По его словам, запас исторического времени для внутренних конфликтов в Молдовы завершился, поэтому Кишинёву нужно готовиться к большим вызовам и решать серьезные проблемы. С чем отчасти можно согласиться, так с тем, что нас действительно ждёт очень много больших испытаний и очередной переломный период в судьбе молдавской государственности. История не раз доказывала, что именно крупные военно-политические катаклизмы приводят в движение государственные границы и разогревают до нужных температур застывшие территориальные споры и этно-национальные/конфессиональные конфликты. Нет сомнений в том, что после завершения боевых действий в Украине общеевропейской системе безопасности предстоит сложная пересборка и перенастройка, которая вполне вероятно может начаться с отдельных субрегиональных территорий. Однако не так страшны прогнозы и возможные вызовы, как состояние нашего правящего политического класса и его неготовность искать компромиссы с региональными элитами. Это в итоге логично ведёт лишь к усилению центробежных тенденций в стране. Горячие дебаты президента с гагаузскими депутатами – типичный пример желания руководства республики выказать своё политическое превосходство, которое вновь доминирует в головах столичных политиков. Однажды на заре становления Молдовы такое самоощущение нанесло болезненный удар, от которого нам не удаётся оправиться по сей день. Осталось понять, к чему готовится наш истеблишмент: к тому, чтобы не допустить очередного удара, или к тому, чтобы попытаться его выдержать.
1