Протесты в Молдове: слишком много «но»

Главная / Аналитика / Протесты в Молдове: слишком много «но»
Сергей ЧЕБАН
Несмотря на все трудности, PAS пока ещё твёрдо стоит на ногах. Сложно представить сценарий, при котором удастся сместись правящую партию с политического олимпа только в результате протестов
С конца лета в Кишинёве проходят протесты небольших, но хорошо организованных (преимущество, партией «Шор») групп. В конечном счёте, эти акции способны перерасти в нечто более массовое. Насколько – можно будет увидеть уже этим воскресеньем, на которое шоровцы назначили «всеобщий» митинг без партийных флагов. Впрочем, большинство политиков, недовольных действующей властью, не стремятся покидать зону комфорта, высказывая свои претензии не на городских улицах, а в соцсетях и с голубых экранов. Видимо, опасаются незавидной участи главных оппозиционеров, аресты которых, кстати, не оказали особо негативного влияния на правящую партию. Дежурные запугивания от того же Игоря Додона или Марины Таубер уже мало кого пронимают, как и угрозы оппозиции снести нынешнюю власть под давлением роста цен, инфляции и тарифов на газ. Все ждут не слов, а конкретных действий. Москва тоже продолжает угрожать своей энергетической дубиной, наверное, не теряя надежды, что просящие визитёры из Кишинёва всё-таки наведаются в российскую столицу. Но наше руководство непреклонно в своей позиции «бессмысленности» поездок в Москву. На разведку в «Газпром отправится лишь глава «Молдовагаз»». В ближайшие недели станет более понятно, насколько кремлёвские стратеги рассчитывают, если не расколоть молдавскую внутриполитическую стабильность, то как следует раскачать социальный маятник. Не впечатлило власть и возможное открытие «сельскохозяйственного фронта». Представители ряда фермерских ассоциаций было выдвинули премьер-министру ультиматум с требованием организовать до 12 сентября встречу, но получили категоричный отказ. Теперь инициативной группе фермеров придётся решать, как всё-таки организовать «сельскохозяйственный бунт», но уже понятно, что никаких тракторов в столице точно не будет. Тем временем слухи о возможной отставке правительства во главе с Натальей Гаврилицей оказались преувеличенными. Судя по всему, PAS не хочет нести дополнительные репутационные издержки, увольняя уже через год свой кабмин и тем самым подтверждая оправданность критики оппозиции. Президент и спикер отмели все интриги, поумерив амбиции отдельных фаворитов в окружении главы государства. Тем не менее, судя по заявлениям лидеров партии и самого премьера, кадровые перестановки всё равно будут, но костяк правительства, похоже, как минимум до конца года обеспечен политической неприкосновенностью. Кадровые изменения в правительстве действительно нужны, поскольку у населения накопилось очень много вопросов к конкретным ведомствам и их руководителям. Очевидно, что помимо региональной ситуации часть ответственности за проблемы в стране несёт и кабинет министров. Особенно это касается  финансово-экономического блока, который не исключено, что в скором времени частично пойдёт под снос. Надо признать, что кадровых чисток ожидали ещё в июле или августе, когда подводились итоги 12 месяцев работы действующего правительства. Однако Наталья Гаврилица всё же решила пойти по пути увольнений в преддверии самого тяжёлого и ответственного отрезка работы в осенне-зимний период. Кроме того, таким образом премьер пытается донести до населения посыл о том, что она не сдаётся, а как раз на основе оргвыводов хочет усилить правительственную команду именно перед самыми тяжёлыми испытаниями. В общем, положение правящей партией при всей кажущейся турбулентности на самом деле не настолько безнадёжное. Более того, с учётом событий в Украине заметно снизился риск дестабилизации извне. Конечно, совокупность внутренних факторов всё равно может «выстрелить» нестандартными кризисными ситуациями и не обязательно только в области энергетики, куда сейчас устремлены все взоры. К примеру, тот же приднестровский регион вызывает повышенный интерес не столько Кишинёва, сколько Киева, который давно желает снять любые угрозы в тылу и высвободить часть сил, сосредоточенных на центральном участке границы с Молдовой. Поэтому вполне логично, что в последнее время наши власти повысили внимание к приднестровскому вопросу и говорят о необходимости скорейшего урегулирования конфликта, но только мирными средствами. То есть действующая власть, несмотря на все «тумаки» оппозиции, пока вовсе не посыпалась, а, наоборот,  перегруппировывается и укрепляет своё монопольное положение. А вот пророссийские силы, вероятно, напрасно рассчитывают на свой реванш, поскольку вряд ли смогут мобилизовать достаточное число людей в расчёте на смещение власти. Реинсталированная в прошлом году в Молдове проевропейская модель развития опирается на существенное число молдавских избирателей, и её поддержка не упала до критической отметки. Если ротация во властных рядах и произойдёт в ближайшие годы, то только из числа прозападных политических сил и только в контролируемом, в что числе западными партнёрами, режиме. Если смотреть на все отчаянные попытки свергнуть PAS с политического олимпа сквозь призму действующего законодательства, то в отличие от правительства парламент не вправе самостоятельно слагать свои полномочия. Убедить Майю Санду пойти на полную электоральную перезагрузку вряд ли есть хоть какие-то шансы. С большой вероятностью правящее парламентское большинство досидит оставшиеся три года, а оппозиции не останется ничего другого как продолжить давить, критиковать, подлавливать ошибки, чтобы хоть как-то держать власти (и себя) в тонусе – но не более того. Что касается свержения власти условно силовым путём, то такие попытки практически лишены какой-либо перспективы. Теоретически говоря, появление в Кишинёве «пророссийского» руководства станет большой угрозой как для наших соседей Румынии и Украины, так и для Европейского Союза, которые попросту не допустят такого рода сценариев. Молдова уже слишком крепко вмонтирована в евроатлантическую прифронтовую зону и пронизана такими механизмами контроля и «ремнями безопасности», которые обеспечат ей практически стопроцентную общественно-политическую устойчивость даже при самом тяжёлом социально-экономическом положении. Поэтому если внутриполитическая ситуация в Молдове даже слегка даст крен, совместными усилиями Бухареста, Киева и Брюсселя, её выровняют очень быстро. Москва же, судя по всему, вновь включившаяся в наши внутриполитические игры, так и не учится на своих ошибках, продолжая руководствоваться очень поверхностным восприятием политической структуры государств, которые являются для неё т.н. ближним зарубежьем. Молдова – яркий тому пример, о который Кремль раз за разом разбивает лоб, даже не пытаясь менять свою стратегию и взглянуть на молдавский внутриполитический ландшафт более профессионально.
1