C Россией, Румынией и НАТО: какая роль отведена «новой» Молдове в архитектуре региональной безопасности

Мораторий на прошлое

Как совместить несовместимое? Кто первый пошатнет привычную логику противостояния военно-политических блоков в Европе? Где начнется реставрация сотрудничества в области безопасности между Западом и Россией?

Еще недавно никому не пришло бы в голову связать ответы на эти вопросы с Молдовой. Однако ситуация сильно изменилась в ночь с 7 на 8 июня, и теперь в стране есть правительство, поддержанное Москвой, Вашингтоном и Брюсселем и взошедшее на «правление» при самом деятельном участии всех трех столиц.

С первых дней альянс ACUM и ПСРМ объявил мораторий на геополитику, который, разумеется, соблюдать почти не выходит. Лидеры коалиции не могут избавиться от заявлений про «единственный верный путь», что не удивительно для людей, многие годы культивировавших различные геополитические настроения. Мораторий действует скорее на дискуссии: нынешние руководители Молдовы как будто не замечают заявления друг друга тщательно избегают полемики по «делам давно минувших дней», когда нещадно делили электорат на пророссийский и проевропейский. В 2019-м Игорь Додон утверждает, что никогда не протестовал против Соглашения об ассоциации с ЕС и не критикует европейский курс Молдовы. Майя Санду предельно тактична и дружелюбна с российскими чиновниками, а Дмитрий Козак явно доволен общением с новым премьером. Убежденный унионист и русофоб Оазу Нантой едет вместе со спикером Гречаной встречаться с премьер-министром России Дмитрием Медведевым. Чудеса? Навряд ли.

Скорее всего, потенциал у достигнутых между РФ, ЕС и США договоренностей о перезапуске внутренней ситуации в Молдове достаточно велик, чтобы лидеры новой власти не отвлекались на полемику и работали каждый на своем направлении. И здесь всё в общем понятно и объяснимо. А вот что новая власть будет делать с военно-стратегическим курсом сраны, понятно не до конца.

Игра с положительной суммой

Назначенный Игорем Додоном министр обороны Павел Войку первую встречу на посту провел с послом Румынии Даниэлем Ионице, которого благодарил за вклад в обучение национальной армии Молдовы и информировал о своих приоритетах на посту главы оборонного ведомства. 100 военнослужащих нацармии Молдовы направляются на учения в США, а Майя Санду в недавнем интервью журналу «POLITICO» говорит о безальтернативном пути Молдовы на Запад и предельно открыто призывает Россию вывести войска из Приднестровья.

В это же время Игорь Додон сообщает, что договорился в Москве о продлении таможенных преференций для товаров из РМ в Россию. Вновь осознаем, что еще пару недель назад такого нельзя было представить. Можно предположить, что международные кураторы новой власти в Кишиневе так же, как и ACUM с социалистами, договорились смотреть сквозь пальцы на риторику друг друга. Молдова, видимо, и дальше будет двигаться в сторону сближения с НАТО, а Россия сохранит военное присутствие на Днестре, и Вашингтону с Москвой — и кажется, что впервые за много лет эти вещи не входят в очевидное противоречие.

Судя по всему, в военно-стратегическом плане Молдова становится территорией игры с положительной суммой, в которой крупнейшие центры силы одновременно закрепились в стране и планомерно реализуют свои интересы. В каком-то смысле нейтралитет Республики Молдова получает абсолютно новую трактовку: нейтральный статус РМ означает, что страна на время перестает быть территорией потенциального противостояния между США и Россией. Иными словами, сегодня РМ как территория и государство «вынесена за скобки» военного соперничества России и Запада — в Молдове мировые столицы сконцентрируются на поиске пути политического сотрудничества. Примечательно, что такая ситуация в полной мере удовлетворяет интересам Европы как третьего главного стейкхолдера в «молдавском кейсе». Для ЕС важна стабильность границ и предсказуемость ситуации в области безопасности. Худой баланс сил с практически втянутой в НАТО Молдовой на правом берегу Днестра и российской группе войск на левом, видимо, вполне устраивает Брюссель.

Некоторые эксперты смело, но небезосновательно предполагают, что «большая сделка» между Россией и США по вопросам европейской безопасности уже состоялась, хотя её ждали в более осязаемой форме по итогам некой триумфальной встречи Путина и Трампа. Вероятнее всего, уже достигнуты договоренности о разделе сфер влияния, и в том числе «выносе за скобки» некоторых регионов Европы, в том числе Молдовы и Украины. Последней отведена роль еще одной буферной зоны между военно-политическими ареалами Запада и России, так что Украину наверняка ждет «дезактивация» и серьезные сдвиги по урегулированию на Донбассе.

Резюмируя, напомним, что ни о каком принципиальном изменении риторики противостояния говорить не приходится. Наверняка вокруг границ Черного моря в той или иной степени будут продолжаться военные маневры, «бряцание оружием», обмен любезностями и взаимными выпадами на уровне России, Европейского союза, НАТО, а также руководителей Молдовы и Украины. Риторика противостояния до сих пор является мощным идеологическим ресурсом для правительств мировых держав, и она сохранится. Возможно, именно сохранение «ритуальной» стратегической конкуренции в Европе создаст комфортные условия для возобновления многостороннего диалога по безопасности в Восточной Европе и возвращения к нормальному сотрудничеству геополитических игроков.