Сергей Чебан: Москва удерживает Додона от самодеятельности в Приднестровье

Главная / Аналитика / Сергей Чебан: Москва удерживает Додона от самодеятельности в Приднестровье
Эксперт RTA Сергей Чебан уверен, что предостережение Дмитрия Козака не трогать приднестровскую проблему раньше времени неслучайно появилось накануне визита Игоря Додона в США Молдова — страна чудес, как говорят в народе. Страна без преувеличения стала ньюсмейкером номер один в региональной геополитике в 2019 году и наверняка войдет в учебники по политической науке как пример весьма неожиданной «дружбы» трех центров силы на фоне из взаимного и тотального недоверия. Москва, Брюссель и Вашингтон свергли токсичного всевластного олигарха Плахотнюка, чтобы передать власть коалиции проевропейских и заметно прорумынских правых из блока ACUM и пророссийских левых социалистов Игоря Додона. Примерно так можно описать июнь 2019 года. С тех пор прошло три месяца, но «противоестественный» союз ПСРМ ACUM все еще един. При этом правительству Санду-Додона за счет своей двоякости удается ловко получать бонусы и на западе, и на востоке. Так, Санду хорошо принимают в Брюсселе и выдают макрофинансовую помощь, кредиты и гранты. Додону благоволят в Москве — чего только стоит прямо связанное с президентом сенсационное предложение Сергея Шойгу начать утилизацию боеприпасов в Приднестровье или многократные визиты в страну зампреда правительства России Дмитрия Козака. В какой-то момент стало ясно, что Игорь Додон серьезно перехватывает инициативу у Майи Санду. Причин тому несколько: во-первых, проевропейцы получили посты в правительстве вместе с чудовищной ответственностью за социально-экономическую ситуацию в стране. Если европейские реформы опять провалятся, а население не почувствует роста уровня жизни, спрашивать будут с кабинета Санду, а не с Додона. У Партии социалистов сейчас нет и толики той ответственности, которую взвалил на себя ACUM. Во-вторых, у проевропейцев нет содержательной повестки. Правительству Санду удалось умело заполучить финансовые средства в международных институтах и Европейском союзе, но как конкретно их потратить и, главное, что получить в итоге, в ACUM представляют плохо. Это объективная проблема профессиональных оппозиционеров — придя во власть, они не до конца понимают свои дальнейшие шаги. Игорь Додон в этом смысле остается политиком и фокусируется на красочных и «хайповых» темах, которые на слуху у населения: международно гарантированный нейтралитет, «потепление» с Россией, вывоз боеприпасов, дешевый газ. Для полного комплекта президенту не хватает только приднестровского урегулирования — именно это могло бы стать главным достижением Додона, буквально вписать его в молдавскую историю и надолго укрепить во властной обойме страны в статусе почетного объединителя берегов Днестра. Стало трудно скрывать, что Игорь Додон оседлал удачную волну и вошел во вкус. К тому же неубедительные действия кабинета Санду стали удачным фоном для успехов президента. Визит правительственной делегации Молдовы в Вашингтон готовился с помпой, но затем перенесся. А когда Санду с Нэстасе в сопровождении обширной компании должностных лиц все же поехали в США, никаких реальных результатов из Нового Света, кроме фотографий с Иванкой Трамп, не привезли. Даже не сумели пошатнуть почву под Плахотнюком, который, по слухам скрывается в Майями. Теперь в Вашингтон едет Игорь Додон, и как раз в этот момент в Москве зачем-то решили мощно одернуть молдавского лидера. Спецпредставитель Путина Дмитрий Козак, один из архитекторов нынешней правящей коалиции в Молдове, публично заявил в Кишиневе, что Молдове не следует решать приднестровскую проблему прямо сейчас. Формально Козак был учтив и высказался дипломатично, мол, Россия в этом вопросе никуда не спешит, да и другим не советует. А фактически, как верно заметили многие эксперты, вице-премьер России показательно одернул Игоря Додона: ни кулуарно, ни в общих чертах, а публично на помпезном российско-молдавском мероприятии, которым Додон еще не раз будет хвастаться как примером беспрецедентной «перезагрузки» отношений Москвы и Кишинева. Не секрет, что именно Додон накануне говорил о разработанном президентурой плане урегулирования приднестровского вопроса. По версии Додона, статус Левобережья там определен как «очень сильная автономия». Правда, уже спустя несколько дней лидер социалистов поспешил уточнить, что в Кишиневе сейчас нет единства по Приднестровью и вообще нужно заниматься другими делами. Однако ситуация, как видно, попала в поле зрения Кремля и вызвала вполне однозначную реакцию. Судя по всему, в Москве не слишком обрадовались самодеятельности Игоря Додона на приднестровском направлении. В России видят риски от происходящего как для самой Молдовы, так и для российских интересов, поскольку вряд ли кто-то кроме самой Москвы знает, чего РФ добивается в Приднестровье. Следует понимать, что проблема заключается вовсе не в личности Игоря Додона как политика и президента, а в том, что на волне своих точечных успехов президент РМ пытается наскоком «продавить» вопрос, который не смогли решить ни отдельные политики, ни целые страны на протяжении почти 30 лет. Справедливо, что такой вопрос может развалить правящую коалицию — в блоке ACUM есть откровенные унионисты и сторонники жесткого решения приднестровского конфликта. Сам Додон хочет дружить с левобережьем, но то и дело обвиняет Тирасполь в контрабанде и воровстве, что никак не укрепляет доверие к нему лично у жителей приднестровского региона. Ни о каком «благоприятном моменте» решать конфликт речи не идет, и навряд ли он наступит так легко и быстро. Неосторожное манипулирование фактами и позициями  в приднестровском вопросе может стоить Игорю Додону слишком дорого. Не зря предостережение Козака прозвучало накануне визита Додона в США: Кремль удерживает лидера социалистов от обсуждения своих моделей урегулирования в США и тем более от попытки выдать их за согласованный с Москвой проект. Президент РМ может оказаться в крайне неловкой ситуации, впрочем, как и его партнеры в Москве — особенно накануне ожидаемого прогресса по Донбассу. Россия, судя по всему, затеяла довольно длительную позиционную игру, в которой обновление молдавского правительства и начало утилизации 20 тысяч тонн боеприпасов на левом берегу Днестра — всего лишь стартовая точка. Истинные намерения Москвы, вероятно, уже не вкладываются в пропагандистскую формулу «влиять на всю Молдову через Приднестровье» и вряд ли отражены в проектах урегулирования, разработанных в администрации Игоря Додона.
1