Властям на заметку: как не надо договариваться с МВФ

В начале июля Молдова начала переговоры с МВФ по поводу новой программы сотрудничества. На кону стоит внушительная сумма в 550 млн. долларов. Эти деньги республике сейчас нужны как воздух — главное, не «заплатить» за них слишком высокую цену, как это сделала соседняя Украина

Завершение предыдущей программы сотрудничества Молдовы с Международным валютным фондом состоялось в этом году, и было омрачено несколькими скандальными эпизодами, вроде резкого повышения ставки НДС для сектора HoReCa и корректировки тарифов на газ и электроэнергию. Все это, тем не менее, не помешало премьер-министру Иону Кику назвать те договоренности Кишинева с Фондом «прорывными», мотивируя это тем, что в соглашениях отсутствовали обязательства по увеличению налогов, сокращению социальных расходов и прочие негативные для населения условия.

В апреле на счета Национального банка Молдовы поступил еще один, срочный кредит от МВФ на сумму 233,9 млн. долларов, направленный на борьбу с коронавирусом и последствиями пандемии. А в начале июля стартовали переговоры по новой трехлетней программе Фонда для Молдовы. В ее рамках для нашей республики выделяется солидная сумма в 550 млн. долларов, которая будет использована для поддержки бюджета и пополнения валютных резервов, восстановления после пандемии, проведения и реформ и т.д. Меморандум о сотрудничестве обсудят на совете МВФ в сентябре. Как отметил Игорь Додон, в случае успешного завершения переговоров первый транш в размере 100 млн. поступит в страну уже в сентябре.

Молдавские власти оптимистично смотрят на перспективы дальнейшего взаимодействия с МВФ. Участвовавший в состоявшейся на днях дискуссии с представителями организации вице-спикер Александр Слусарь и вовсе назвал новую программу сотрудничества «уникальной». При этом пока, разумеется, широкой публике неизвестны подробности переговоров и какие именно условия ставит Фонд Кишиневу.

В этом смысле полезно обратиться к опыту восточного соседа Молдовы — Украины, которая совсем недавно также достигла договоренности с Международным валютным фондом. 10 июня была утверждена новая программа кредитования stand-by для Украины на 5 млрд. долларов сроком на 1,5 года. Первый транш кредита в сумме 2,1 млрд. пойдет на покрытие бюджетного дефицита, а остальные четыре будут получены в случае выполнения всех требований организации. Любопытно, что прошлая программа, утвержденная в декабре 2018 года и рассчитанная на 14 месяцев, полностью исполнена как раз не была: кроме «стартового» транша Киев тогда больше ничего не получил.

Для продолжения сотрудничества с Международным валютным фондом руководству Украины пришлось пойти на большие уступки. Еще до старта переговоров по требованию Фонда пришлось принять два закона, без которых обсуждение новой программы сотрудничества было в принципе невозможным. Первый привел к усилению влияния Нацбанка Украины, который получил широкие инструменты регулирования в банковской сфере страны. Киевские власти пытались в определенной мере спекулировать на этом законопроекте, настаивая, что речь идет, прежде всего, о недопущении возвращения украинского «ПриватБанка» скандально известному олигарху Игорю Коломойскому. Поэтому со временем в СМИ этот закон в принципе стали называть «антиколомойским». Однако, на самом деле, его смысл намного шире — НБУ, который контролируется Фондом, теперь по своему решению может закрыть любой банк или ввести в него временную администрацию. Причем оспорить это в украинском суде будет нельзя.

Второй, не менее противоречивый закон касается открытия рынка земли. С большим трудом, в том числе благодаря личной поддержке президента Владимира Зеленского, Киеву удалось протащить законопроект в Верховной Раде. Документ предусматривает продажу земли в частную собственность: до 2024 года — только физлицам-гражданам Украины, после — и иностранным гражданам (после проведения референдума). Правда, на деле иностранцы смогут приобретать украинскую землю уже сейчас, ведь одновременно Зеленский предложил законопроект о втором гражданстве.

Оба закона предлагались к принятию еще во времена президента Петра Порошенко, однако тогда власти предпочли затянуть процесс, из-за чего предыдущая программа МВФ для Украины и не была полностью выполнена. С тех пор экономическое состояние страны еще более ухудшилось, что, по всей видимости, и заставило команду нового главы государства все же пойти на непопулярные меры.

Впрочем, двумя законами дело не ограничилось. В меморандуме о сотрудничестве прописан еще целый ряд обязательств Украины, многие из которых приведут к дальнейшему падению уровня жизни населения. Во-первых, планируется усиление налоговой нагрузки на бизнес и население с одновременным мораторием на любые меры по либерализации налогового законодательства. Данное условие особенно разочаровало украинский бизнес, который рассчитывал на послабления в ходе ранее обещанной Зеленским налоговой реформы. Во-вторых, Украине придется пойти на ряд тяжелых мер в социальной сфере: подразумевающееся повышение пенсионного возраста, «оптимизацию» образовательной системы (а именно закрытие части школ и увольнение персонала), повышение тарифов на отопление и газ (и в целом приведение их к «рыночным» условиям — то есть с перспективой повышения в зависимости от конъюнктуры рынка) с одновременным увеличением штрафов за их неуплату. Отдельно следует упомянуть медицинскую реформу, которая предусматривает резкое сокращение финансирования медицины и перевод части медицинских услуг для населения в категорию платных.

Неудивительно, что Меморандум об экономической и финансовой политике с МВФ и проект письма о намерениях в МВФ, одобренные украинским кабмином еще 20 мая, долгое время скрывались от общественности. Их публикация привела к взрывной критике власти со стороны практически всех оппозиционных сил, а глава «батькищины» Юлия Тимошенко и вовсе обвинила руководство страны в «сдаче суверенитета». Даже глава фракции пропрезидентской «Слуги народа» в Верховной Раде Давид Арахамия заявил, что требования МВФ для получения новых кредитов являются «крайне сложными и во многом неприемлемыми».

На этом фоне оптимизм молдавских властей по поводу новой программы сотрудничества с Фондом вызывает обоснованный скепсис, тем более, что Молдова с Украиной во многом находится в схожей финансово-экономической ситуации. Пандемия COVID-19 резко увеличила и без того немалый бюджетный дефицит, покрывать который планировалось исключительно внешней кредитной и грантовой помощью. От российского займа на 200 млн. евро Молдова уже отказалась (и не факт, что новые переговоры пройдут успешно). При этом в отличие от Украины, Молдова находится на пороге электоральных процессов, которые вынуждают ее власти жить «не по средствам», тратя деньги в целях пиара на социальные выплаты и инфраструктурные проекты. И это не говоря уже о слабости нынешней правящей коалиции, недавно едва не лишившейся парламентского большинства.

Обещанные более чем полмиллиарда долларов Молдове действительно необходимы, и это естественным образом дополнительно ослабляет переговорные позиции молдавских представителей. Да, прошлую программу правительству удалось закончить более или менее «без потерь». Но уже тогда эксперты высказывали мнение, что наиболее суровые условия будут попросту внесены в новые соглашения. Поэтому сейчас руководству Молдовы нужно самым ответственным образом отнестись к ведущимся переговорам, и, несмотря на все неблагоприятные обстоятельства, достичь такой договоренности, которая позволила бы получить кредитные средства без необходимости шоковых мер в социально-экономической сфере. В конце концов, это тот самый пример, когда лучше учиться на чужих ошибках.