«Разогрев» постсоветского пространства: внешнее вмешательство или банкротство государств региона?

Антон ШВЕЦ

К белорусским протестам и войне Армении и Азербайджана за Нагорный Карабах на этой неделе добавилась новая «точка неспокойствия» на пространстве СНГ: Киргизия, где полным ходом совершается очередной государственный переворот. Судя по всему, разбалансировка всего региона будет нарастать, и Молдова — следующая на очереди 

Представители киргизской оппозиции, недовольные итогами парламентских выборов, состоявшихся в эти выходные, решили использовать традиционный для этой среднеазиатской страны механизм демонстрации несогласия и достижения собственных целей — военизированный протест. Протестующие ворвались в здание парламента и президентуры, применили «коктейли Молотова» и прочие средства уличных боёв против правоохранительных органов и, в результате, потребовали перевыборов. При этом силовым путём были освобождены бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев и один из оппозиционных лидеров Садыр Жапаров, уже назначенный премьер-министром страны.

Действующие власти в Бишкеке быстро пошли на попятную, и ЦИК страны признал недействительными результаты голосования. Такая пораженческая тактика, на первый взгляд, кажется неуместной, однако, учитывая особенную ожесточённость киргизских протестов, может спасти сотни человеческих жизней. Вместе с тем неспособность нынешнего президента Сооронбая Жээнбекова удержаться у руля, несмотря на формальное подтверждение парламентского большинства и лояльность соратников, говорит о нестабильности системы и её кризисном состоянии. Оппозиция в Киргизии обладает огромными ресурсами — силовыми, финансовыми, информационными, а полноценная консолидация власти в силу общей отсталости территории крайне затруднительна. При такой конфигурации расшатывание режима превращается во вполне исполнимую задачу, в особенности при условии внешнего вмешательства.

Бишкек долгие годы старательно опирался на внешнюю поддержку для гарантирования минимально поступательного развития и легитимности политической элиты. Так, прошлый президент Киргизии Алмазбек Атамбаев демонстративно расшаркивался перед Кремлём, что не спасло его от заключения под стражу в августе 2019 года. Тесный союз Аскара Акаева с Владимиром Путиным никак не воспрепятствовал тюльпановой революции 2005 года, зато уже в 2010 году руководство России открыто поддержало протесты, одним из первых признав «правительство народного доверия Киргизии» во главе с Розой Отунбаевой.

Следует помнить о том, что Киргизия является членом Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности, т.е. числится в самой ближней орбите влияния Москвы. Киргизия — уже третье государство ОДКБ и ЕАЭС, на территории которого (и вблизи) за последние три месяца происходит взрыв насилия.

Первой оказалась Республика Беларусь, которую захлестнула волна протестов по итогам сфальсифицированных, как считает оппозиция, президентских выборов. Несмотря на трансформацию протестного движения в затяжное противостояние народа и действующей де-факто власти, имеющиеся противоречия далеки от своего завершения и характеризуются серьёзным внешним вовлечением. Владимир Путин открыто выступил в поддержку Александра Лукашенко, стремящегося деморализовать, маргинализировать или попросту «закрыть» оппозицию и наиболее радикально настроенных представителей народных масс.

В свою очередь, лидеры ряда государств ЕС — Германии, Франции, Литвы и Польши — солидаризовались со Светланой Тихановской, обещающей организовать в Беларуси честные перевыборы и освободить всех политических заключённых. Европейский союз в начале текущего месяца принял пакет персональных санкций в отношении руководства республики (за исключением самого Лукашенко)  и ответственных за нарушения прав человека чиновников.

Особую тревогу вызывает война между Арменией и Азербайджаном из-за территории Нагорного Карабаха. Вмешательство турецких прокси и военных инструкторов подтверждено всеми государствами Минской группы ОБСЕ: США, Францией и Россией. Разведывательная деятельность турецкой авиации в воздушном пространстве Турции на границе с Арменией также помогает координировать и направлять наступательные операции вооружённых сил Азербайджана. На данном этапе летальное оружие используется против мирного населения, в том числе в крупных населённых пунктах. Анкара открыто декларирует намерения присоединиться к переговорам относительно карабахского урегулирования и вообще активнее влиять на политику в Средиземноморье, Закавказье и Малой Азии.

Перспективы конфликта в Нагорном Карабахе на сегодняшний день крайне удручающие. Сделанные участниками заявления и военные потери (а также жертвы среди гражданского населения) максимально затрудняют путь к мирным договорённостям. При этом вероятность полномасштабного вовлечения в войну внешних акторов (Турции и России), включая случайные или преднамеренные столкновения между ними, постоянно возрастает. Международное сообщество пребывает в растерянности и не может усадить Баку и Ереван за стол переговоров при внешнем посредничестве.

Несмотря на различный генезис, разогрев ситуации на постсоветском пространстве идёт на всех фронтах. Динамика может различаться, но общие причины всегда те же — слабость, нестабильность системы в самих государствах, а также активное внешнее воздействие, как с целью провоцирования кризиса, так и для его последующего урегулирования.

Если вспомнить тот факт, что 31 октября состоятся парламентские выборы в Грузии, на территории которой тлеют два неразрешённых этно-территориальных конфликта, то за будущее регионального пространства становится по-настоящему страшно. К тому же парламентская кампания в Грузии не предвещает спокойствия, особенно если Михаил Саакашвили выполнит свои угрозы и попытается вернуться в страну.

Молдова, к сожалению, едва ли сможет отличиться в положительную сторону от других государств бывшего СССР. В ноябре здесь пройдут важнейшие выборы и особенно судьбоносный поствыборный период. Надежд на то, что сохранение нынешней конфигурации или транзит власти состоятся бесконфликтно, практически нет. Политико-экономические и социальные предпосылки революционной ситуации вызревали весь год, а степень поляризации молдавского общества постоянно усугубляется и близка к пиковым значениям. Тем более, что оппозиционные силы уже активно готовят почву под непризнание итогов выборов и массовые протесты (если победят «не те»), говоря о запланированных фальсификациях на предстоящем голосовании.

Таким образом, пространство СНГ входит в фазу долгосрочной турбулентности, которая едва ли завершится вместе с грузинскими, молдавскими или даже американскими выборами.