Мнение: «В Молдове назрела конституционная реформа»

Владимир РОТАРЬ

Развитие политической системы Молдовы зашло в тупик, и выбраться из него без серьезной встряски практически невозможно

Отсутствие правил, бесконтрольность со стороны общества, преследование «шкурных» интересов и острая нехватка людей с действительно государственным мышлением давно стали неотъемлемыми спутниками политической жизни Молдовы, которая практически постоянно пребывает в состоянии анархии и борьбы всех против всех. После крушения режима Влада Плахотнюка, которому на время удалось централизовать управление страной вокруг своей персоны, и наступившего периода «вольницы» политический кризис вышел на новый виток. С того момента мы увидели уже несколько правительств, три правящие коалиции, многочисленные депутатские перебежки, интриги, предательства и т.п.

С окончанием президентской кампании внутриполитическая ситуация окончательно зашла в тупик. Есть легитимный, но бесполномочный президент, который отчаянно пытается через досрочные выборы перетасовать депутатский корпус и слепить «под себя» правительство и правящую коалицию. Есть ее оппоненты, главным образом, в лице экс-главы государства Игоря Додона и партии социалистов, а также группы законодателей из фракции «За Молдову», стремящихся, напротив, отсрочить парламентские выборы до выгодного себе момента. Есть политсилы вроде Демократической партии и Платформы «DA», которые на словах поддерживают планы Майи Санду, а в действительности сочувствуют ее противникам, так как их шансы на досрочных выборах минимальны.

Все вышеперечисленные игроки сейчас, как кажется, заняты исключительно тем, как бы половчее переиграть друг друга и занять лидирующие позиции, обеспечив контроль над ключевыми институтами и ресурсными потоками. Для политтехнологов это, безусловно, увлекательное зрелище. Но интересам страны это бесконечное перетягивание каната только вредит, приводя к популистским решениям, параличу системы госуправления и т.д., что особенно чревато в условиях многослойного кризиса (экономического, медицинского, политического и т.д.).

За примерами того, как на Молдове в целом негативно отражаются внутренние перипетии, далеко ходить не надо. Так, политическая чехарда уже привела к неполучению солидных объемов международной помощи. До сих пор не утверждена новая программа Международного валютного фонда на более чем полмиллиарда долларов, хотя изначально предполагалось ее подписание с выделением первого транша еще осенью 2020-го. С учетом отсутствия функционального правительства этот процесс наверняка затянется, а в худшем случае денег МВФ наша страна не увидит и в этом году. Не стоит забывать и о российском инфраструктурном кредите, который пал жертвой «клановых» разборок. В итоге сотни миллионов долларов, которые были готовы выделить международные партнеры, попросту «проплыли» мимо Кишинева.

Между тем, сейчас страна, вероятно, движется к наиболее острой фазе внутриполитического кризиса. Президент практически играет ва-банк, «отмахнувшись» от кандидата в премьеры от парламентского большинства ПСРМ — «За Молдову» и выдвинув повторно Наталью Гаврилица. Возможно, даже действуя незаконно — это решит Конституционный суд, куда уже подан соответствующий запрос социалистов.

Нынешняя ситуация дополнительно подрывает доверие общества к государственным институтам, которое и без того находится «на нуле». Текущий состав парламента дискредитирован неоднократными миграциями депутатов и наличием в нем проолигархических элементов. Временное правительство ужато в полномочиях, а будущее в любом случае столкнется с масштабными вызовами. Если это будет  кабмин Гаврилица, то, очевидно, что ему не дадут нормально работать, если Дурлештяну (или другого кандидата из стана де-факто правящей коалиции) — неизбежно будут проблемы как на внутреннем, так и на внешнем периметре. Тем более, что уже вовсю идут разговоры о возобновлении массовых протестов.

А в центре всей этой неустойчивой конструкции до сих пор находится Конституционный суд, остающийся ключевым арбитром во внутригосударственых разборках. При этом именно КС, фактически извративший основной закон во имя интересов Влада Плахотнюка, является  одним из источников сегодняшнего хаоса, поскольку принятые им решения до сих пор негативно влияют на ситуацию в стране даже в отсутствие олигарха.

Очевидно, что политическая система Молдовы пребывает в глубоком кризисе, и без серьезной встряски преодолеть его представляется делом безнадежным. Требуются системные и масштабные изменения, которые могли бы покончить с «метастазами Плахотнюка» в государственном организме, закрыть все лазейки, которыми до этого пользовались недобросовестные политики и модернизировать общественно-политическое устройство страны с учетом опыта предыдущих десятилетий.

Нельзя сказать, что понимание необходимости структурных изменений совсем отсутствует у политического класса республики. Так, экс-президент, Игорь Додон в прошлом году инициировал создание специальной комиссии по реформированию Конституции, в которую вошли бывшие судьи КС, юристы, представители высших советов магистратуры и прокуроров и т.д. Как отмечал тогда Додон, реформа была необходима для «решения проблем политической нестабильности, блокирования работы госинститутов и политического вмешательства в конституционное правосудие».

К сожалению, полное содержание запланированных преобразований так и не стало достоянием общественности. Однако известно, что в первую очередь планировалось пересмотреть и уточнить полномочия и параметры деятельности Конституционного суда, а также запретить политический туризм, двойное гражданство депутатов и чиновников, прописать статус Приднестровья, название госязыка и т.д. При этом, как можно судить по некоторым сигналам, комиссия среди прочего должна была подготовить и проект поправок по трансформации системы государственного управления, в том числе предусматривающей повышение статуса и роли главы государства.

Майя Санду распустила комиссию вскоре после своей инаугурации, отказавшись от наследия предшественника. Однако она не может не понимать, что сама по себя идея реформировать основной закон была здравой и объективно назревшей. Санду всего за пару месяцев своего президентства уже неоднократно сталкивалась с ситуацией, когда ей приходилось теми ли иными путями обходить Конституцию либо принятые при Плахотнюке решения КС. Это не говоря уже о том, что амбициозность ее предвыборной программы резко контрастирует с имеющимся у нее в наличии скудным инструментарием.

Досрочные выборы, на которые так уповает оппозиция с президентом, не станут рецептом от всех проблем. Что, если PAS не возьмет на них большинство мандатов? С кем им придется вступать в коалицию, деля портфели и должности: с социалистами, с Ренато Усатым? И не приведет ли такая коалиция к новому витку кризиса (а мы все знаем, что неизбежно приведет)? Эта шарманка может крутиться бесконечно, пока не будут изменены сами правила игры. И есть мнение, что только президент, как единственный островок легитимности посреди молдавского политического хаоса, может это сделать — если, конечно, действительно есть желание что-то менять, а не встраиваться в уже наработанные и столь выгодные схемы.