Эксперт: Румыния активизирует политику в черноморском регионе

Последние события вокруг Украины и Молдовы показывают, что вопросы стратегического планирования для Бухареста приобретают новое звучание, побуждая румынское руководство действовать более инициативно, чтобы наращивать своё влияние в рамках естественного внешнеполитического ареала

После опасного эпизода с резкой эскалацией конфликта между Россией и Украиной, неразрывно связанного с широким пространством международного черноморского региона, Кремль, пожалуй, впервые решил поднять ставки с Западом предельно высоко. По сути, была озвучена угроза потенциального разрушения украинского государства, не исключая также вероятного краткосрочного боестолкновения с отдельными членами НАТО.

То, что происходит в последние годы на Чёрном море, является выраженным примером длительного отсутствия геополитической определённости, которое выходит далеко за морские пределы и оказывает существенное влияние не только на европейский континент, но и Кавказ, Балканы, а также Ближний восток. В глобальном плане черноморский бассейн продолжает оставаться ареной обострённой конкуренции между НАТО, США, ЕС и РФ, которая активно использует с 2014 года крымский полуостров в качестве точки проецирования силы на ближневосточные государства и средиземноморье.

На кавказском направлении, как видно, Москва последние годы активно сковывает регион, существенно укрепившись после известных событий в Нагорном Карабахе в минувшем году. При всей сложности и запутанности взаимоотношений между Москвой и Анкарой диалог двух стран имеет по большому счёту достаточно прогнозируемый характер, обеспечивая относительную стабильность на среднесрочную перспективу. Болгария, будучи одной из ключевых стран региона, старается не проявлять каких-либо военных и геополитических амбиций, а лишь выдерживает генеральную линию Запада по стратегическому сдерживанию Кремля.

Румыния в этом ряду стоит особняком. Ещё с 90-х Бухарест последовательно позиционирует себя в качестве рубежного восточного плацдарма североатлантического альянса, открыто оппонирующего Москве. Вследствие размещения наземных пусковых установок американской стратегической системы, Румыния оказалась в эпицентре противостояния между США и Россией. После этого отношения с Москвой упали в низшую точку, а, учитывая географический фактор и активную милитаризацию черноморского региона, Москва и Бухарест стали видеть друг в друге прямую угрозу своей безопасности.

Учитывая особое расположение Румынии на стыке Востока и Запада с достаточно удобным выходом к Черному морю, румынская территория давно привлекала внимание американских военных, а также стратегов альянса. Черноморское побережье Румынии рассматривалось Западом в том числе в глобальном контексте как коридор для прокладки военно-стратегических и энергетических маршрутов проникновения на Кавказ, Среднюю Азию и в конечном итоге к границам Китая.

Неслучайно и то, что исторический саммит НАТО 2008 года состоялся именно в Бухаресте, где США планировали совершить решительный геополитический рывок и предоставить Украине с Грузией План действий по членству в североатлантическом альянсе. Бухарест, к слову, открыто поддержал американскую идею о скорейшем принятии в НАТО новых участников, которые должны были обеспечить дальнейшую маршрутизацию блока и обеспечить практически полную свободу действий Альянса в черноморском регионе. А Россию соответственно вытеснить вглубь евразийского континента.

В течение всего периода новейшей истории Румыния стремилась внести свой вклад в формирование европейской безопасности. Общая ситуация, как известно, крайне динамично трансформировалась в последние годы, кардинально поменяв расстановку сил, в том числе и в черноморском бассейне. Поэтому Бухарест и сегодня продолжает находится в активном поиске своего места как в глобальной, так и в региональной системе координат, а также своей уникальной роли в реализации стратегических задач и внешнеполитической деятельности НАТО.

Последние события, связанные с Украиной и Молдовой, наглядно показывают, что вопросы стратегического планирования для Бухареста приобретают новое звучание и нуждаются в дополнительном осмыслении и реформулировании своих подходов. Это побуждает румынское руководство действовать более инициативно, чтобы удержать свои текущие позиции и наращивать своё влияние в рамках внешнеполитического ареала.

Именно с этим было связано проведение на минувшей неделе в Бухаресте консультаций на уровне министров иностранных дел Румынии, Турции и Польши, куда были приглашены главы внешнеполитических ведомств Украины и Грузии. По итогам мероприятия было подписано совместное заявление, прежде всего, в поддержку Киева и Тбилиси. Однако главным месседжем, судя по всему, должно было стать консолидированное выражение готовности всех восточно-европейских и черноморских стран выступить единым фронтом против агрессивных намерений Москвы.

Тем не менее, очевидно, что судьба широкого черноморского региона будет решаться совсем скоро с привлечением максимально высоких и авторитетных уровней, в том числе в рамках предстоящей летом этого года встречи президентов США и России. Существующее напряжение между Вашингтоном и Москвой в сравнении с другими вопросами международной повестки смотрится куда менее критично, поэтому стратегическая развязка пусть даже и временная, так или иначе, будет достигнута, чтобы дать возможность Белому дому сконцентрироваться на своей главной проблеме ближайшего десятилетия — растущем Китае.

В условиях высокой вероятности реконфигурации всего регионального пространства, а также когда Киев и Кишинёв всё сильнее будут вынуждать принять урегулирование своих внутренних конфликтов на основе широкого консенсуса, в том числе с учётом мнения самопровозглашённых мятежных регионов, румынское экспертное сообщество все более отчётливо осознаёт, что на сухопутных и морских границах Румынии в ближайшие годы может возникнуть совершенно иная реальность и значительное региональное усиление Москвы. В связи с этим, вероятнее всего, можно будет наблюдать дополнительную активизацию Бухареста для определения мер по адаптации к новым обстоятельствам.