«Кривая» нейтралитета Молдовы: снова не нужен

Главная / Аналитика / «Кривая» нейтралитета Молдовы: снова не нужен
Антон ШВЕЦ
Оказывается, нейтральный статус мешает властям обеспечивать безопасность страны. Хотя, судя по тому, что спикер парламента Игорь Гросу обсуждает военный транзит для Украины через Молдову, нейтралитет скорее мешает уже без стеснений занять одну из сторон в российско-украинском конфликте
Визит председателя Совета Евросоюза Шарля Мишеля в Кишинёв и переговоры с Майей Санду отметились непривычным перекосом на сотрудничестве Молдовы и ЕС в военно-стратегических вопросах. Несмотря на то, что президент попыталась продвинуть темы вовлечения страны в зону евро и местных операторов связи в европейскую роуминговую сеть, еврочиновнику, очевидно, было интереснее поговорить о безопасности и оборонительной политике. По итогам Мишель анонсировал новую помощь на военные расходы в дополнение к выделенным в прошлом году ассигнованиям в размере 7 миллионов евро. Предполагается, что этот пакет будет существенно солиднее и включит куда большее число направлений. Как разъяснил после встречи глава МИДЕИ Нику Попеску, были согласованы шесть сфер взаимодействия – военная логистика, мобильность, управление и контроль, киберзащита, способности к мониторингу ситуации и тактическая коммуникация. Таким образом, речь идёт о совершенно новом качестве военного сотрудничества между Молдовой и Европейским союзом, которое нынешние власти наряду с взаимодействием с НАТО, должно быть, рассматривают как основной инструмент обеспечения собственной безопасности в условиях российского вторжения в Украину. Правда, такое усиление военной линии в процессе евроатлантической интеграции всё хуже вписывается в концепцию нейтралитета республики. Наверное, поэтому Майя Санду заблаговременно начала информационную подготовку к визиту топового европейского чиновника. В интервью влиятельному The Economist президент сделала ряд очень примечательных высказываний. Например, пожаловалась, что закреплённый в конституции принцип нейтралитета не позволит Североатлантическому альянсу встать на защиту Молдовы в случае российского нападения. При этом Россию это конституционное положение якобы не остановит, если она решит захватить Приднестровье. Тем более что ограниченный контингент российских войск находится в регионе на протяжении 30 лет, что является камнем преткновения в отношениях Москвы и Кишинёва. Уже после встречи с Шарлем Мишелем президент выразила обеспокоенность заявлениями российских военных о намерении «дойти до Приднестровья», вновь обвинив отдельные силы внутри региона в причастности к апрельским атакам и намерении спровоцировать военный конфликт. Анализ заявлений наших лидеров мнений в последние недели, а также конкретные акции говорят о том, что власти всё дальше отходят от политики невмешательства и равного дистанцирования от сторон конфликта в Украине. В первые дни «спецоперации» руководство Молдовы отчётливо заявило о конституционном нейтралитете, отказе от военной помощи Украине или России и от применения санкций в отношении Москвы. В частности, были проигнорированы запросы Киева о продаже военных самолётов. Очевидно, что Кишинёв опасался ускоренного решения проблемы Приднестровья посредством отчуждения региона от правобережной Молдовы и организации сухопутного коридора через южную Украину. Однако пробуксовки в российском наступлении, даже после анонсирования «второй фазы спецоперации» и планов захвата южных районов Украины, а также эффектные ответные действия вооружённых сил Украины позволяют властям проявлять большую «храбрость», открыто демонстрируя свои симпатии Киеву. Тем более что вопрос с поставками российского природного газа и приднестровской электроэнергии на правый берег Днестра нашёл своё разрешение, хоть и на краткосрочный период, что позволяет делать антироссийские заявления, не опасаясь немедленных последствий. Смелости добавляет и размещение в соседней Румынии американского батальона Stryker и отряда истребителей F-35. Численность румынских и польских контингентов на границе с Украиной постоянно возрастает, как и военная активность той же Финляндии и прибалтийских стран непосредственно у границ Российской Федерации. Так что изначально антивоенная риторика Майи Санду становится всё более настойчивой и конфликтной. Молдова уже присоединилась к абсолютному большинству антироссийских ограничений, за исключением тех, реализация которых сегодня попросту невозможна (как отказ от российских газа и нефтепродуктов). Через республику идёт транзит различных товаров, включая топливо и оборудование, в Украину. Фактически, Молдова в отношениях с Россией уже живёт в режиме рядового (не оголтело русофобского как прибалтийские страны или Польша, но подчёркнуто антироссийского) государства ЕС, ограничивающего Россию везде, где это возможно, если это не слишком бьёт по её же интересам. Из этого разряда абсолютно неадекватное решение о запрете использования георгиевской ленты (как якобы символа войны в Украине) на территории страны и интенсивное давление на местные власти гагаузской автономии с целью добиться пересмотра принятого там закона о разрешении ленты. И вот уже спикер и депутат парламента Игорь Гросу и Лилиан Карп посещают, облачившись в камуфляж и бронежилеты, Бучу, сыпля обвинениями в геноциде в адрес Москвы. Такой визит ближайшего соратника и главы партии, созданной Майей Санду, носит огромное символическое значение. Но не только символическое – как рассказал спикер Верховной Рады Руслан Стефанчук, на встрече с Гросу они обсуждали возможность транзита через Молдову военной техники для Украины. Что, без сомнения, будет означать окончательное превращение нейтрального статуса страны в фикцию со всеми вытекающими последствиями. Надо полагать, что антироссийская политика Майи Санду, не имеющая ничего общего с настоящим нейтралитетом, будет продолжаться и усиливаться, если только не наступят какие-то кардинальные перемены в ходе боевых действий. До чего нас доведёт «кривая» нейтралитета – то нужного, то не очень – в таких условиях, не совсем понятно. Но вряд ли до чего-то хорошего.
1