«Потёмкинские деревни» европейской интеграции Молдовы

Главная / Обзоры / «Потёмкинские деревни» европейской интеграции Молдовы
Кристиан РУССУ
Подход чиновников к выполнению рекомендаций Европейской комиссии пока едва ли можно назвать серьезным. Власти наступают на те же грабли, которые уже привели к печальному концу первую «историю успеха» 
С момента подачи заявки на получение статуса страны-кандидата на вступление в Европейский союз и последовавших в июне положительного отзыва Еврокомиссии и решения Совета ЕС начался отсчет нового этапа европейской интеграции Молдовы. Однако помимо громких лозунгов властей об «историческом достижении» и солидарности со стороны государств Евросоюза прием в европейскую семью предполагает выполнение целого ряда обязательств для соответствия предоставленному статусу. Общественность и эксперты время от времени отслеживают те усилия, которые предпринимаются на этой ниве руководством страны. Наблюдают, как создаются новые институциональные органы, ответственные за реализацию многостраничных программ, планов и стратегий, которые попутно утверждаются, чтобы продемонстрировать европейским партнерам нашу волю и способность оправдать выделенный кредит доверия. И на практике зачастую выясняется, что за бодрыми официальными рапортами скрывается нелицеприятная действительность, а для чиновников из Брюсселя строятся очередные «потемкинские деревни». «Все хорошо, прекрасная маркиза» Со времен провозглашения Владимиром Ворониным курса на евроинтеграцию в 2005 году были приняты сотни разнообразных программ, дорожных карт, планов, стратегий. Все они были призваны реформировать государство по стандартам Европейского союза. Одним из традиционных разделов таких документов является изменение нормативной базы. За два десятилетия под этим предлогом законодательство менялось бесчисленное количество раз, порой в прямо противоположных направлениях. Очевидно, что последствия регулярных корректировок не всегда приносили положительный эффект. Постоянное изменение правил игры для бизнеса и населения, необходимость приведения в соответствие всей сопутствующей документации стало настоящим бичом. К этому стоит добавить и низкую исполнительскую дисциплину, на что нам регулярно указывают европейские чиновники. Одно дело быстро принять хорошие законы – и совсем другое внедрить их на практике, да еще и следить за тем, как они работают в дальнейшем. На протяжении последних трех лет от правящей PAS неоднократно приходилось слышать претензии в адрес предшественников о качестве ранее проводимых евроинтеграционных реформ, в особенности в сфере юстиции и противодействия коррупции. Но, судя по текущей ситуации с выполнением очередных обязательств перед Европейским союзом, нынешним властям придется услышать не мало критики в свой адрес уже сегодня.  Из экспертного стана слышен нарастающий ропот недовольства из-за качества работы по устранению замечаний Европейского союза, что может поставить под угрозу европейскую перспективу Молдовы в такой ответственный период. В апреле 2022 года указом Майи Санду была создана Национальная комиссия по европейской интеграции. Перед ней поставлена задача координировать подготовку к достижению национальной цели, включая реализацию реформ, проводимых «в рамках обязательств перед Европейским союзом». Возглавила комиссию лично Санду. В ее состав вошли парламентарии от правящей партии, представители правительства и аппарата президента. От гражданского сектора в комиссию включили координатора Национальной платформы Форума гражданского общества Восточного партнерства Адриана Лупушора. 13 июля, спустя три недели после одобрения заявки Молдовы на получение статуса кандидата, Майя Санду провела заседание комиссии, по итогам которого заявила о разработке «конкретного плана действий», который в случае воплощения в жизнь в нужные сроки якобы позволит перейти к началу переговоров уже о вступлении в ЕС. Санду уточнила, что речь идет о конкретных шагах во многих сферах: это реформа системы правосудия и государственного управления, борьба с коррупцией, функционирование законов, устранение олигархического влияния на экономическую и политическую системы и СМИ, совершенствование избирательного законодательства, вовлечение гражданского общества в процессы принятия решений, укрепление защиты прав человека и борьба с гендерным насилием. Еще через неделю МИДЕИ анонсировало проведение публичных слушаний по этому документу, а уже 4 августа на очередном заседании комиссии по европейской интеграции План был утвержден. Тогда же, очевидно для придания большей легитимности комиссии, ее состав был расширен за счет представителей Гагаузии и ряда гражданских структур. Нелицеприятная действительность Спешка с подготовкой такого важного документа как План действий по реализации мер, предложенных Европейской комиссией в ее заключении по заявке на присоединение Молдовы к ЕС, скорее всего, объясняется желанием формально завершить его исполнение к концу этого – середине 2023 года. То есть для того, чтобы наша страна уже фигурировала в таком статусе в отчете ЕС о расширении на следующий год. К тому же напутствия Еврокомиссии в отношении Молдовы носили расплывчатый характер. К примеру, в плане деолигархизации было лишь в общем рекомендовано «устранить чрезмерное влияние корыстных интересов на экономическую, политическую и общественную жизнь». Это позволило властям на свое усмотрение формулировать задачи по многим направлениям, отчего многие положения документа носят откровенно формальный, а то и пропагандистский характер. В одном из своих интервью Нику Попеску и вовсе заявил, что четвертый пункт рекомендаций Еврокомиссии «случайно» попал в заключение по Молдове и касается, прежде всего, Грузии. Однако некоторые представители гражданского сектора, не удостоенные привлечения к работе над планом, или замечания которых оказались неуслышанными, оставили большую ложку дегтя на усилиях властей поскорее отчитаться о выполненной работе и в узком кругу представили результаты своего анализа. Выяснилось, что данный план банально не отвечает требованиям при разработке таких программных документов. Никакого анализа проблем, на решение которых должны быть направлены положения плана действий, в документе приведено не было. Как впоследствии планируется оценить исполнение плана, остается совершенно непонятным. Помимо вопросов к форме и структуре существенные претензии есть и к содержанию. Так, из 60 указанных мер, 40 предусматривают внесение изменений в законодательные акты. То есть требуется их очередной массовый пересмотр, что означает изменения работы органов публичной власти, правил для бизнеса и населения. Также это подразумевает большие коррупционные риски, в то время как борьба с коррупцией – тоже одно из основных направлений плана. Следует отметить, что, ссылаясь на обязательства в рамках Соглашения об Ассоциации, Молдова лишь недавно пересмотрела законодательство в таких важных сферах, как юстиция и борьба с коррупцией. И основная рекомендация европейских структур сводилась к необходимости исполнения уже принятых изменений и достижения функциональности судебных органов и прокуратуры. Какой-либо анализ того, к каким результатам привели предыдущие реформы, никто публично, разумеется, не представил. Теперь же, из-за стремления властей подстроиться под изменившуюся внешнеполитическую конъюнктуру, мы заходим на очередной виток без ясного понимания всех последствий. В качестве обоснования для пересмотра некоторых законов в плане указываются рекомендации международных организаций (допустим, в сфере юстиции — от Венецианской комиссии). Однако отсылки на них приводятся ошибочно, не соответствуют тематике предложенного в плане законодательного изменения. При этом в документе отсутствуют конкретные меры по вопросам, связанным с правосудием и борьбой с коррупцией, вроде завершения процесса формирования и деятельности Высшего совета магистратуры и Высшего совета прокуроров, а также разграничения полномочий в борьбе с большой коррупцией. К примеру, из-за отсутствия действующего состава ВСМ в настоящее время в стране около 10% судей не утверждены в своем статусе, что автоматически привело к приостановке рассмотрения многих судебных дел. Отдельного внимания заслуживает положение плана, которое предполагает выделение бюджетного финансирования для деятельности неправительственных организаций в интересах государства. Дело в том, что аналогичная норма уже действовала в период правления Влада Плахотнюка, который использовал механизм финансирования НПО для прикрытия своих махинаций (что впоследствии решительно осуждалось европейскими партнерами). Вишенкой на торте стал тот факт, что треть из планируемых законодательных изменений уже была принята парламентариями. То есть, власти включили в план действий то, что уже было сделано. Так что не очень понятно, идет ли речь о сознательном вводе в заблуждение европейских структур, которым потом с помпой представят итоги выполнения плана действий, или о банальной халатности при его подготовке и утверждении. Однако в любом случае, такой уровень «работы» на важнейшем для них и для будущего Молдовы направлении вряд ли можно назвать серьезным. В случае продолжения строительства «потемкинских деревень» вместо реальной евроинтеграции есть немаленький шанс вновь привести Молдову от громкой «истории успеха» к не менее громкой «истории провала».
1