«Спасение путем поглощения»: почему снова заговорили об унире

Главная / Комментарии / «Спасение путем поглощения»: почему снова заговорили об унире
Эскалация конфликта в Украине кратно увеличивает шансы на объединение Румынии и Молдовы, считают эксперты RTA
Сергей ЧЕБАН: Несмотря на успехи украинской армии, Москва, как и следовало ожидать, не намерена отступать от своих целей. Если мировому сообществу не удастся усадить Москву и Киев за стол переговоров, то острейшей военной эскалации на фронте практически не избежать. Это понимают и на Западе, где, к слову, гостит наш президент, и в Кишинёве. Поэтому советники поспешили убедить Майю Санду поскорее провести сразу по возвращению из США заседание Высшего совета безопасности. Мобилизация в России, как и намерение абсорбировать захваченные украинские территории – вызов для нашей власти. Вновь нужно серьёзно рассматривать возможность движения российских войск в сторону границ Молдовы. А, значит, и готовить меры, чтобы быть во всеоружии, когда это произойдёт. Консультации президента с генсеком НАТО, совместные военные учения с американскими и румынскими военными, визит начальника штаба Минобороны, масса не афишированных встреч в США – всё это по идее должно демонстрировать готовность вооружённых сил и наших партнёров к отражению возможной агрессии. Однако на самом деле для любого опытного специалиста очевидно, что имеющийся военный потенциал вряд ли будет действенным против массированного наступления или точечной операции силами небольшого числа спецподразделений, против которых регулярная армия практически бессильна. Кроме того, на сегодняшний день ни у Бухареста, ни у Вашингтона с Брюсселем, нет никаких юридических обязательств по защите безопасности Молдовы. А вся оказываемая в настоящее время поддержка никак не поможет Кишинёву в случае жёсткого военного кризиса. Можно считать это не самым лучшим сравнением, но даже в Москве со временем поняли, что эффективно организовать военное, правоохранительное и иное прикрытие территорий без чёткой юридической основы практически невозможно. Поэтому реальным спасением для Молдовы может стать согласованный, прежде всего Вашингтоном, план экстренной смены правового статуса нашей страны в решающий момент. Как банально это не звучит, но единственной из всех доступных опций в этом случае является пресловутая униря. С учётом широты международно-правовой практики объединение двух государств может быть реализовано в самых различных ускоренных и/или промежуточных формах с единственной целью – легально нас спрятать под зонтик Североатлантического альянса. О чём действительно будут говорить на субботнем заседании Высшего совета безопасности, мы, конечно же, вряд ли узнаем. Но с учётом того, как ускорились события в нашем регионе, ждать признаков выбранного нашим руководством курса долго не придётся. С другой стороны многие уже обращают внимание на попытки некоторых бывших политиков вновь попытать своё счастье в такой переломный для страны момент. Можно сколько угодно иронизировать по поводу возвращения Михая Гимпу в большую молдавскую политику, но реанимирование именно такого рода «унионистских тяжеловесов» представляется, по меньшей мере, не случайным. Владимир РОТАРЬ: Идея «унири» незримо витает в нашем обществе практически всю историю современной Молдовы. Однако, начиная с прошлого года, курс на воплощение давней мечты «бесарабских патриотов» обрел более обтекаемые черты. И пусть облеченные реальной властью политики, что в Кишиневе, что в Бухаресте, предпочитают не делать громких и скороспелых заявлений об объединении, элементы «ползучей унири» прочно укоренились в нашей политике. И здесь стоит смотреть даже не на ритуальные действа, вроде совместных заседаний правительств и парламентов двух стран – хотя это тоже важно. Куда значимее полевая работа на местах, где вовсю куется общее румынское пространство – с постоянной координацией наших государственных органов с румынскими, совместным патрулированием границы, экономическими сцепками. Румыния вкладывает в Молдову много и разнообразно – но не в качестве помощи незадачливому соседу, а скорее в качестве долговременных инвестиций в свою будущую провинцию. Усиление румынского влияния в Молдове по времени совпало с финализацией процесса банкротства молдавской государственности. К сожалению, мы окончательно дошли до состояния «наркомана», способного прожить только при регулярных финансовых инъекциях извне. Это было понятно и раньше, но катастрофическая ситуация совершенно обнажилась на фоне всех навалившихся кризисов. Депопуляция, нищета, несостоятельность элит, экономический спад, повсеместная коррупция и неработающая юстиция – все эти болячки стали патологическими для нашей страны и практически неизлечимыми. В таких условиях идея того, что только «воссоединение с запрутскими братьями» может дать надежду на более или менее хорошую жизнь, процветала бы сама собой, даже без внешней подпитки. А уж с ней – и подавно. Что в целом и происходит: за последнюю декаду число сторонников «унири» у нас возросло в десять раз. То есть, к чему я веду. Потеря государственности при нынешнем курсе, при нынешней власти и при всех нынешних тенденциях в экономике и социуме – была лишь вопросом времени. Кардинальные перемены внутри страны или за ее пределами могли лишь замедлить этот процесс или ускорить. Сейчас мы наблюдаем второй вариант. Почему так происходит? Украинский конфликт добавил совершенно новый фактор – безопасности. Да, он присутствовал в какой-то мере и раньше из-за приднестровского конфликта, но до 24 февраля никогда не стоял так остро. С введением мобилизации в России, грядущей аннексией РФ новых украинских регионов события в региональном пространстве станут еще более непредсказуемыми. При этом очевидно, что, несмотря на крупные поражения пророссийских сил на выборах 2020-2021 годов, Кремль все еще питает надежды на «молдавский реванш», в том числе помогая организации протестных движений и раскачивая внутриполитическую обстановку в стране. Поэтому я предполагаю, что с началом новой фазы войны в Украине и противостояния Запад-Россия в ближайшие месяцы можно ожидать резкой активизации контактов нашего руководства с Румынией, в том числе на предмет получения военных гарантий со стороны соседнего государства. Не исключаю, что такой сценарий уже одобрен в Вашингтоне, и именно его везет Майя Санду после зарубежного турне. И в момент – а может и даже до него – когда российские войска обозначат движение на запад, в Молдову по запросу правящей партии могут быть введены румынские войска и полицейские силы, которые совместно с национальной армией займутся охраной границ и подавлением возможных беспорядков и народных выступлений. После чего униря состоится по факту, а ее юридическое оформление будет уже делом техники. Единственное непонятно, что будет с Приднестровьем. Не думаю, что Бухарест готов развязать войну с Россией, поэтому изначально румынские силы могут занять всю правобережную Молдову, не рискуя возможными боестолкновениями с вооруженными формированиями, а также миротворцами и ОГРВ на левом берегу. Затем можно решать приднестровский вопрос. Как? К примеру, организовать обновленный переговорный процесс с Тирасполем о форсированной реинтеграции или, в жестком сценарии, блокаду региона до капитуляции его властей. Не исключено, что ликвидацией российских сил на левобережье Днестра займется украинская сторона. В общем, варианты есть.
1