Мнение: «Склады раздора» между США и Евросоюзом

Эксперт RTA Сергей ЧЕБАН предполагает, что проблема складов в Колбасной — одно из актуальных на сегодня противоречий между Вашингтоном и Брюсселем в определении будущего всего региона

Сергей ЧЕБАН, RTA:

Долгое время считалось, что ЕС и США ведут единую политику на восточных границах Европы, и главная ее цель — ограничить геополитическое влияние России на европейском континенте. Когда-то так и было, но после кризиса в Украине и войны на Донбассе отношения Брюсселя и Вашингтона постоянно ухудшаются. США не понесли никаких издержек от украинского конфликта и даже наоборот «раскрутили» маховик противостояния с Москвой. И хотя это едва не вылилось в прямое военное столкновение в Сирии, в целом Вашингтон остался «при своих».

Европе повезло меньше: Брюссель лишился многих связей с Россией, в том числе и тех, которые кропотливо выстраивались в годы президентства либерального Дмитрия Медведева. Ответные санкции Москвы так или иначе ударили по европейскому бизнесу, и чем дальше в историю уходили «военные» 2014 -2015 годы, тем больше торговая война между Россией и ЕС казалась досадным недоразумением, которое, к тому же, очень трудно исправить.

Миграционный кризис в Европе только усилил позиции евроскептиков внутри самой Европы. Поток мигрантов из Африки и в особенности Ближнего Востока, который уже давно считается «зоной ответственности» США, подкрепил давно витавшую мысль, что за авантюры Вашингтона расплачиваются рядовые европейцы. Общая нервозность выросла после прихода к власти Дональда Трампа и затем перешла в открытую полемику по финансированию НАТО и Северному потоку-2.

Хоть это особо и не афишировалось, очевидно, что еще один принципиальный спор идет между США и ЕС по вопросу дальнейших отношений с Россией. В Европе хотят перезагрузки и стабилизации ситуации на своих рубежах, в первую очередь в Украине. Евросоюзу невыгодна дальнейшая конфронтация, в то время как США стремятся укрепить свое влияние в регионе и ослабить стратегические позиции Москвы. Вашингтон продолжает по инерции действовать в логике конфликта, в то время как Европа старается с ней порвать хотя бы на время.

Само собой, главные противоречия между американскими «ястребами» и прагматиками из Старого Света разворачиваются вокруг конфликта на востоке Украины. Однако не меньшей проблемой может стать и ситуация с непризнанным Приднестровьем. На это прямо указывает нынешняя полемика вокруг складов советского вооружения в Колбасном — селе на территории левобережья Днестра у самой границы с Украиной.

В Молдове правительство с февраля действует в статусе «и.о.». Главный переговорщик с властями Приднестровья, вице-премьер Кристина Лесник, еще с конца прошлого года свела свою деятельность на приднестровском направлении к комфортному минимуму: так, чтобы ни за что не пришлось отвечать. Лишь одна тема, кажется, не оставляет в покое молдавского вице-премьера — склады просроченных боеприпасов в Колбасной. Об этой теме Лесник говорит едва ли не на каждой встрече с международными представителями и часто упоминает проблему Колбасной в интервью.

«Ритуальные пляски» вокруг советских вооружений в Приднестровье активизировались как раз в последние месяцы. На первый взгляд странно, что в ситуации политической неопределенности внутри Молдовы внимание молдавских чиновников занимает именно такой, в прямом смысле слова «взрывоопасный» вопрос. На деле Вашингтон в обмен на свою условную «милость» по отношению к до сих пор правящему режиму Плахотнюка руками молдавских чиновников подогревает выгодную для себя тему. Опять же, практически ничем не рискуя.

Европа, похоже, занимает по проблеме Колбасной иную позицию — в Брюсселе вряд ли одобряют обострение ситуации вокруг крупнейшего склада боеприпасов вблизи своих границ. Представитель в переговорах по Приднестровью от ОБСЕ, экс-министр иностранных дел Италии Франко Фраттини на недавней встрече в Кишиневе был вынужден реагировать «с колес», выдав приятный молдавским чиновникам экспромт о рассмотрении возможности инспекций складов для того, чтобы снизить накал страстей и перевести тему в русло рутинных формальностей. Не обладая мандатом для решения таких вопросов, дипломат не мог не понимать, что в текущих условиях добиться согласия на подобную «проверку» у минобороны России едва ли реалистично. Зато такой ход дает возможность показать, что словацкое председательство в ОБСЕ не сидит сложа руки, но при этом есть очевидные правила и процедуры и их нужно будет соблюсти — а процесс это не быстрый.

Кроме того, обострение ситуации в регионе неизбежно отрицательно скажется на поиске точек соприкосновения между Европой и Россией о будущем замороженных конфликтов в Донбассе и Приднестровье. Ни у кого нет сомнений в том, что рано или поздно глобальным игрокам придется договариваться и выстраивать устойчивую систему региональных балансов.

В этом смысле предложение об организации инспекций под эгидой ОБСЕ — очевидная попытка перехватить инициативу, чтобы не допустить вмешательства США в проблему складов боеприпасов. Задача минимум для Брюсселя – перевести в формальную плоскость и оттянуть дискуссии по этому вопросу до появления ясности по урегулированию конфликта на Донбассе, а также до момента начала нормальной работы новых правительств в Молдове и Украине. Никто не собирается затевать с Москвой предметный разговор на серьезные темы в нынешней ситуации политической неопределенности.

Однако нельзя забывать того, что Вашингтон традиционно «по-своему» готовится к таким дискуссиям, «заряжая» нужными настроениями своих молдавских клиентов, которые особенно рады стараться в условиях электоральных рисков и угроз. Исходя из скорого развития региональной ситуации станет понятно, что в подходах запада возьмет верх — американские амбиции или европейская рассудительность.